Сергій Войналович «Камоа бируадо» | Публікації | Litcentr
22 Вересня 2019, 11:35 | Реєстрація | Вхід

Сергій Войналович «Камоа бируадо»

Дата публікації: 02 Вересня 2015 о 09:58 | Категорія: «Поезія» | Перегляди: 1485 | Коментарів: 1
Автор: Сергій Войналович (Всі публікації автора)| Редактор: Євген Півень | Зображення: Сергій Войналович


Сергій Войналович, Миколаїв, 1988 рік, випускник факультету англійської філології ЧДУ ім. Петра Могили, працює перекладачем технічної документації на підприємстві «Зоря-Машпроект», наразі - механік-телефоніст в/ч пп В3416. Член літературного об'єднання «Ліга Ем», учасник низки літературних фестивалів. Вірші публікувалися у збірці «Ватерлінія-2012» (Миколаїв) та у журналі «Соборная улица» (Миколаїв).    



GIJON

как пароматуман
особенно если навстречу
умирающий левиафан так надрывно стонет
это порт это порт меловые стены мечети
это город засаленный обледеневший шифер

если женщина на борту подожди несчастья
подари киту человека и будешь с нами
там внизу спит уткнувшись лицом в подушку
впередсмотрящий
но глаза его по привычке
и нет покоя

и швартовы и сброшенный трап
обернутый в парусину
все бросают подальше
выстрелом дыма от борта
омертвевший левиафан
ковбой - навином
под стенами порта и рушатся гостеприимно

будешь доброго утра
в ответ чумное спасибо
будто ржавое эхо ржавое эхо сто раз
вместо нас у причала речитатив прилива
прочит чистого утра тебе, О, Гихон,
без нас

И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня, 
и пришел в Иоппию, и нашел корабль, отправлявшийся в Фарсис, 
отдал плату за провоз и вошел в него, чтобы плыть с ними в Фарсис 
от лица Господа.

***

ненавидеть деревья
собственно только за то 
что они ненавидят тебя
опасаться касаний невнятных
и непродолжительных взглядов
отказаться от хруста
шуршания треска
не как целибат
но как данность
как по сокращению штатов
принять и поэтому отказаться
переехать, я говорю, переехать, именно
не сбежать
в соседские прерии
зарываться в укромные травы
понимать что собственно чем они лучше
ничем
но все же 
ложиться на дряблую землю
и слушать как прорастают корни
пытаясь настигнуть тебя
и не двигаясь с места 
бежать и бежать им навстречу

***

закрывай эту дверь
потому что сквозняк
потому что могут другие
на двойной оборот
на седьмую печать
на секретное слово со школы
видишь ты на полу
на затертом ковре
будто ты и 
лежишь и танцуешь
посмотри на тебя
ты смотри на тебя
как на блики на дне водоема
закрываешь глаза
ведь опасно смотреть
если в слове содержится "барма"
бармалей бармаглот
не смотри не смотри
барма что нибудь - что нибудь - чтото
значит рядом ложись
значит рядом лежи
откликаясь на свет маракайбо
от тебя до тебя
как же тянется тень
но не дай ей
не дай ей
не дай ей

ВЕЕРНЫЕ ОТКЛЮЧЕНИЯ 

каждый человек имеет право уйти
в тишине под шум далеких барабанов 
в пустой и желтой комнате 
танцевать сальсу танго фламенко
ничего не зная об этих танцах
с вынужденной улыбкой
в паре со стулом (читай: эрегированной табуреткой)
кружиться отражаясь в изломах трюмо
запрокидывая голову и намечая себе путь
подолгу замирая на одном месте
и любуясь оголенным проводом в центре

ты хорхе херардо хесус
испанец мексиканец латинос
твои челюсти рефлекторно сжимают 
воображаемое лезвие ножа
потому что в желтой комнате хочется красного росчерка
хотя бы из себя
хотя бы воображаемого
не важно с какой стороны
забираться на стул
ведь еще неизвестно кто ведет в танце
главное чтобы когда ты сделаешь толчок
зубы выпустили нож
и схватили провод
в этот момент 
ты вспоминаешь что контрастные всполохи 
неосинего, красных брызг
вызывают эпилептический припадок
и закатываешь глаза
вовнутрь

***

девочка синий лучик
девочка красный мячик
сядет на желтый стульчик
вывернет одуванчик

жжется а ей не надо
ей бы все ближе глубже
камоа бируадо
светится на дне лужи

в стриженных джинсовых шортах
на комоту свисая
лопается крыжовник
пальцев ее касаясь

вечная ниагара
губы блестят и плачут
что тебе божья кара
если ты всё иначе

M-bit

что тебе снится абрахам линкольн да если честно снится ли? 
про чернильные пятна нефти глухие дубинки полиции 
невозможно спать 
когда черные вертолеты вперились пустыми глазницами 

только дети не спят а лучше тебя разбираются в героине 
так их всех например обучают давно что делать при атомном взрыве 
прикрывай башку, тихо пой про флаг и садись скорее под стол
это божий глас это вечный зов или просто сирены вой 

это скольки-милионный солдат ночью просыпается с криком мама 
у него фантомная боль в области солнечного вьетнама 
у него стеклянный глаз от бури в стакане в пустыне 
самый стойкий солдатик в камине олово зато медаль над камином 

так от мыса кейпкод до калифорнийского берега 
нас спасает исус христос и капитан америка 
черт с тобой подоходный налог воскресная школа субботнее шоу 
ведь со мной мики маус,дональд дак мак дак и его стивенкинговский клоун 

а тебе магазин на диване  жалость со скидкой идет в комплекте с шурупами 
ты ведь видел сам как небесный перст украшает перл харбор всплывшими трупами 
это ты с гарри труменом слал в ответ голубя мира с веткой плутония 
а теперь молись за японию сука молись за японию 

да какой сенбернар разбирает после лавины где палки где лыжи 
нищета как чума избирательна по кварталам к черным и рыжим 
азиат и белый жирдяй дерутся за статус прохожего 
так латинос с взаимной завистью смотрит на краснокожего 

ну а ты как какой-то реднек в глуши попивая домашний бренди 
понимаешь однажды что бог не спешил если ты конечно не сбрендил 
и всю суть будто прятали на чердаке как подарок от санта клауса 
вот хлопок рукой вот и познан дзен и глаза твои открываются 

посмотри на восходе из белых птиц поднимает голову атомный одуванчик 
господи так это я твой полигон  твое невадское ранчо 
это ведь я несу в своих жилах тяжелую воду красное олово 
наступает рас-взрыв так садись под стол прикрывая руками голову 

O say, can you see, by the dawn’s early light, 
What so proudly we hailed at the twilight’s last gleaming? 
Whose broad stripes and bright stars, through the perilous fight, 
O’er the ramparts we watched, were so gallantly streaming?

***

жити зо дня у день 
як гусінь
харчуючись на автоматі
харчуючись з автомату
з автоматом, під автоматом
життя суцільне тобі харчування, автомати та мрії
що наступного понеділка ти почнеш крок за кроком перетворюватися на метелика
золотошкіру бджолу чи  просто  на птаха колібрі
п’єш із брудних чашок
водиш руками по столу з заплющеними очима
нервово здригаючись кожен раз
коли відчуваєш шершаві крихти сухого хліба

аж врешті решт засинаєш свинцево
на червоному кріслі 
під шурхіт невидимих важелів
внутрішніх годинникових механізмів
зеленого листя 
китайської псевдо-троянди

сон буде важкий і вологий
брудна і мокра ганчірка
лежатиме на обличчі
аж десь під схід сонця нарешті побачиш
себе і тебе
у пащі, у величезному натовпі
стомленого літака
там, уві сні, нас нібито евакуюють
всіх навколо тіпає
гвинти напинають поверхні
і люто шматують повітря

у плюшевій сірій безодні
підкладці китайських курток
як в радіо перед світанком
одне лиш гудіння живе 

під час невагомого 
серед безкрайого моря
я бачив тоді 
лиш як ти мені посміхалась

як в прірві дверей
ворушиться небо
побитим псом шуготить повітря
за барикадами очманілого натовпу 
пишуть останні листи 
а ти подивилася на мене
так ніби я знаю, що я маю робити
аби не загинула тут
серед розкритих ротів 

і я огортаю тебе руками 
...розчулений вулик, тремтливе повітря, зворушене мОє гніздо...
і виштовхую з літака
Я люблю тебе. Я люблю тебе.
Я - тебе. Я - тебе.
Тебе. Тебе.
Я.
закриваю очі
повільно рахую
сам собі думаю


життя суцільне тобі падіння
з поламаного літака
та надія, що вже наступної миті,
зараз, от зараз,
ти почнеш перетворюватися на метелика
золотошкру бджолу чи  просто  на птаха колібрі



1 коментар

avatar
Радость же! Спасибо.

Залишити коментар

avatar