Юнна Мориц | Публікації | Litcentr
02 Грудня 2022, 02:39 | Реєстрація | Вхід

Юнна Мориц

Дата публікації: 29 Червня 2009 о 18:07 | Категорія: «Читальный зал» | Перегляди: 6972 | Коментарів: 15
Автор_ка: ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ (Всі публікації)

Читальный Зал. Выпуск 3.

ЮННА МОРИЦ

1. СОБСТВЕННОЕ НЕБО. 


В серебряном столбе

Рождественского снега

Отправимся к себе

На поиски ночлега,



Носком одной ноги

Толкнем другую в пятку

И снимем сапоги,

Не повредив заплатку.



В кофейнике шурша,

Гадательный напиток

Напомнит, что душа -

Не мера, а избыток,



И что талант - не смесь

Всего, что любят люди,

А худшее, что есть,

И лучшее, что будет.


Плевать на поэзию - все равно, что плевать на Большую Медведицу. 

Не потому, что мы такие могучие, сильнее режимов и денег. 

"Без денег и свободы нет", - заметил Пушкин. 

Однако Пушкин не написал, что без денег нет и поэзии. 

Без денег и свободы нет, а поэзия есть. 

У поэзии - божественная свобода. 

И никакой режим не смог и не сможет ее прикончить,

наш драгоценный читатель будет всегда. 



ПОСЛУШАЙ, ПТАХ! 


Послушай, птах! Возьми меня с собой.

Я буду крепко за крыло держаться,

Я буду насмерть с коршуном сражаться,

Как ты, у всей земли над головой.

Не думай, птах! Возьми меня с собой.



Летим! На небе не бывает мертвых,

И птицы умирают на земле.

Я все смогу под молнией во мгле

На тонких теплых крыльях распростертых.

Возьми! На небе не бывает мертвых.



Послушай, птах!.. А если вдруг случится,

Что крыльев я своих не обрету,

А на твоих, измеря высоту,

Уже ходить успею разучиться

И заживу не на своем лету?

Послушай, птах! А если так случится...


1955



* * * 

Уеду, уеду, уеду

В далекую яркую степь,

Где мчатся собаки по следу,

Сплетенному в узкую цепь.


Там хищные птицы кочуют,

И зной не жалеет лица,

И, запах собачий почуяв,

Там заячьи рвутся сердца.


Костры я раскладывать буду,

Охотникам ужин варить.

И я, одичав, позабуду,

Как надо с тобой говорить.


Я буду усталая падать,

Но слышать, что ветры гудят

Пусть небо, и горы, и пади

Меня от тебя оградят!


Я стану угадывать зверя

По травам, растоптанным зло.

Мне смелые люди доверят

Однажды свое ремесло,-


И коршуна влажное тело

Повиснет на ленте ремня.

Уеду! Какое мне дело,

Как ты проживешь без меня.


1956



ПРИХОД ВДОХНОВЕНИЯ


Когда отхлынет кровь и выпрямится рот

И с птицей укреплю пронзительное сходство,

Тогда моя душа, не сколок, а народ,

Забывший ради песен скотоводство,

Торговлю, земледелие, литье

И бортничество, пахнущее воском,

Пойдет к себе, возьмется за свое —

Щегленком петь по зимним перекресткам.

И пой, - как хочешь. Выбирай мотив.

Судьба — она останется судьбою.

Поэты, очи долу опустив,

Свободно видят вдаль перед собою

Всем существом, как делает слепой.

Не озирайся! Не ищи огласки.

Минуйте нас и барский гнев и ласки,

Судьба — она останется судьбой.

Ни у кого не спрашивай: «Когда?»

Никто не знает, как длинна дорога

От первого двустишья до второго,

Тем более до страшного суда.

Ни у кого не спрашивай: «Куда?»

Куда лететь, чтоб вовремя и к месту?

Природа крылья вычеркнет в отместку

За признаки отсутствия стыда.

Все хорошо. Так будь самим собой!

Все хорошо. И нас не убывает.

Судьба — она останется судьбой.

Все хорошо. И лучше не бывает.


60-e



Голыми цифрами дат, как правило, заколочены главные обстоятельства. 

Родилась 2 июня 1937 года в Киеве. 

В год моего рождения арестовали отца по клеветническому доносу, 

через несколько пыточных месяцев сочли его невиновным, он вернулся, 

но стал быстро слепнуть. Слепота моего отца оказала чрезвычайное влияние 

на развитие моего внутреннего зрения. 



Памяти Тициана Табидзе.


На Мцхету падает звезда. 

Крошатся огненные волосы, 

Крича нечеловечьим голосом 

На Мцхету падает звезда. 



Кто разрешил её казнить? 

И это право дал кретину 

Совать звезду под гильотину? 

Кто разрешил ее казнить? 



И смерть на август назначал, 

И округлял печатью подпись? 

Казнить звезду -- какая подлость! 

Кто смерть на август назначал? 



Война тебе, чума тебе, 

Убийца, выведший на площадь 

Звезду, чтоб зарубить, как лошадь! 

Война тебе, чума тебе! 



На Мцхету падает звезда. 

Уже не больно ей разбиться, 

Но плачет Тициан Табидзе. 

На Мцхету падает звезда.


1962



ВОРОН 


А ворон: кар! да кар!—

Он вымок до костей.

А ворон слишком стар

Для кладбищ и костей —

У ворона катар

Дыхательных путей.



Болят его крыла

И легкое кровит,

На нет пошли дела,

Ужасен внешний вид.



Как черная звезда,

Он стонет по ночам,

Я слышу иногда,

И холодно плечам.



Мне страшно, я боюсь —

Пять лет как родилась.

Я к матери прошусь,

А мама поднялась

На локте молодом,

Красивая, как снег,

И говорит, с трудом

Удерживая смех,



Что ворон слишком стар,

Он вымок до костей,

У ворона катар

Дыхательных путей,

И у бедняги нет

Ни мамы, ни детей.


1963



Мои дальние предки пришли в Россию из Испании, по дороге они жили в Германии. 

Я верую в Творца Вселенных, в безначальность и бесконечность, в бессмертие души. Никогда не была атеистом и никогда не была членом какой-либо из религиозных общин. 

Множество сайтов, публикующих списки масонов России, оказали мне честь 
быть в этих списках. Но я - не масон.




СОБСТВЕННОЕ НЕБО 


Я жива, жива, жива,

Богом не забыта,

Молодая голова

Дрянью не забита.



Нету в голосе моем

Денежного звона —

Лучше вольным соловьем,

Чем орлом у трона.



Нет, не лучше — только так:

Соловьем, и вольным,

Чтоб на детях этот знак

В возрасте дошкольном



Восходил звездой во лбу,

Метил с малолетства.

Чудный свет на всю судьбу

Проливает детство,



Просветляя нам слова

И угрюмство быта.

Я жива, жива, жива,

Богом не забыта.



Голос чей-то и ничей

Слово к слову сложит,

И никто меня ничем

Обделить не сможет.



Не возьму чужой воды

И чужого хлеба.

Я для собственной звезды

Собственное небо. 


1967


АНТИЧНАЯ КАРТИНА 


Славно жить в Гиперборее,

Где родился Аполлон,

Там в лесу гуляют феи,

Дует ветер аквилон.



Спит на шее у коровы

Колокольчик тишины,

Нити мыслей так суровы,

Так незримы и нежны.



Толстоногую пастушку

Уложил в траву Сатир.

Как ребенок погремушку,

Он за грудь ее схватил.



А в груди гремит осколок

Темно-красного стекла.

А вблизи дымит поселок,

Ест теленка из котла.



Земляничная рассада

У Сатира в бороде,

И в глазах не видно взгляда,

Он — никто, и он — нигде.



Он извилистой рукою

Раздвигает юбок стружки,

Пустотою плутовскою

Развлекая плоть пастушки.



А она пылает чудно

Телом, выполненным складно.

Все творится обоюдно,—

То им жарко, то прохладно.



А корова золотая

Разрывает паутину,

Колокольчиком болтая,

Чтоб озвучить всю картину.



1970



****


Когда мы были молодые

И чушь прекрасную несли,

Фонтаны били голубые

И розы красные росли.



В саду пиликало и пело -

Журчал ручей и цвел овраг,

Черешни розовое тело

Горело в окнах, как маяк.



С тех пор прошло четыре лета.

Сады - не те, ручьи - не те.

Но живо откровенье это

Во всей священной простоте:



Когда мы были молодые

И чушь прекрасную несли,

Фонтаны били голубые

И розы красные росли.



Тетрадку дайте мне, тетрадку -

Чтоб этот мир запечатлеть,

Лазурь, сверканье, лихорадку!

Давясь от нежности, воспеть



Все то, что душу очищало,

И освещало, и влекло,

И было с самого начала,

И впредь исчезнуть не могло;



Когда мы были молодые

И чушь прекрасную несли,

Фонтаны били голубые

И розы красные росли.


1968


НА СТОЯНКЕ 


Плыл кораблик вдоль канала,

Там на ужин били склянки,-

Тихо музыка играла

На Ордынке, на Полянке.



Так названивают льдинки

Возле елочного зала,-

На Полянке, на Ордынке

Тихо музыка играла.



Так бурликал на полянке

Тот ручей, где я играла,-

На Ордынке, на Полянке

Тихо музыка играла.



Я как раз посерединке

Жизни собственной стояла,-

На Полянке, на Ордынке

Тихо музыка играла.



Я снаружи и с изнанки

Ткань судьбы перебирала,-

На Ордынке, на Полянке

Тихо музыка играла.



Тихо музыка играла

На Полянке, на Ордынке.

Мама стекла вытирала,

Где в обнимку мы на снимке.



Бумазейкой вытирала,

Просветляла облик в рамке.

Тихо музыка играла

На Ордынке, на Полянке.



Это было на стоянке,

Душу ветром пробирало,-

На Ордынке, на Полянке

Тихо музыка играла.


1969



НА СМЕРТЬ ДЖУЛЬЕТТЫ 


Опомнись! Что ты делаешь, Джульетта?

Освободись, окрикни этот сброд.

Зачем ты так чудовищно одета,

Остра, отпета - под линейку рот?



Сестра моя, отравленная ядом

Кровавой тяжбы, скотства и резни,-

Одумайся, не очерняй распадом

Судьбы своей блистательные дни!



Нет слаще жизни - где любовь крамольна,

Вражда законна, а закон бесстыж.

Не умирай, Джульетта, добровольно!

Вот гороскоп: наследника родишь.



Не променяй же детства на бессмертье

И верхний свет на тучную свечу.

Все милосердье и жестокосердье

Не там, а здесь. Я долго жить хочу!



Я быть хочу! Не после, не в веках,

Не наизусть, не дважды и не снова,

Не в анекдотах или в дневниках-

А только в самом полном смысле слова!



Противен мне бессмертия разор.

Помимо жизни, все невыносимо.

И горя нет, пока волнует взор

Все то, что в общем скоротечней дыма.



1966



Я сочла возможным и несмертельным поставить чистый опыт: может ли вообще 

выжить поэт, не принадлежащий ни к одной из политических команд, ни к одной 

из элитных тусовок, когда практически невозможно никакое существование 

за их гранью в моей стране?



* * *


Я с гениями водку не пила

И близко их к себе не подпускала.

Я молодым поэтом не была,

Слух не лелеяла и взоры не ласкала.



На цыпочках не стоя ни пред кем,

Я не светилась, не дышала мглою

И свежестью не веяла совсем

На тех, кто промышляет похвалою.



И более того! Угрюмый взгляд

На многие пленительные вещи

Выталкивал меня из всех плеяд,

Из ряда – вон, чтоб не сказать похлеще.



И никакие в мире кружева

Не в силах были напустить тумана

И мглой мои окутать жернова

И замыслы бурлящего вулкана.



Так Бог помог мне в свиту не попасть

Ни к одному из патриархов Музы,

Не козырять его любовью всласть,

Не заключать хвалебные союзы,



Не стать добычей тьмы и пустоты

В засиженном поклонниками зале…

Живи на то, что скажешь только ты,

А не на то, что о тебе сказали!


1979



Пора дождей и увядания



Чем безнадежней, тем утешнее

Пора дождей и увяданья,

Когда распад, уродство внешнее –

Причина нашего страданья.



Тоска, подавленность великая

Людей тиранит, словно пьяниц, -

Как если б на углу, пиликая,

Стоял со скрипкой оборванец!



Но явленна за всеми бедствами,

За истреблением обличья,

Попытка нищенскими средствами

Пронзить и обрести величье.



Во имя беспощадной ясности

И оглушительной свободы

Мы подвергаемся опасности

В определенный час природы,



Когда повальны раздевания

Лесов и, мрак усугубляя,

Идут дожди, до основания

Устройство мира оголяя.



Но, переваривая лишнее

Перед глазами населений,

Художника лицо всевышнее

Оставит голой суть явлений:



Любови к нам – такое множество,

И времени – такая бездна,

Что только полное ничтожество

Проглотит это безвозмездно.

1968


* * *


Романтики мучают близких,

о высших томясь идеалах.

И призраки помыслов низких

им чудятся в слабостях малых.



Припадками уничиженья

они угождают гордыне.

И пытками телосложенья

свой дух растлевают в пустыне.



И в ритме таких содроганий

мечтают, несчастные черти,

на топливе юности ранней

живьем прокатиться в бессмертье.



И врут они, врут, краснобаи,

свирепо, свежо, под накалом…

два раза в году вышибая

депрессию маниакалом.



Но даже беззубая челюсть

и старчества грубая плотность

не гробит их подлую прелесть,

огонь роковой и полетность.



Они заключили контракты

и тайному платят агенту –

он жизни гнуснейшие факты,

как ленту, вплетает в легенду,



он свежестью дьявольской кисти

румянит их кислые щеки,

и все их продажные мысли,

и все потайные пороки.



И эти прекрасные сети

трещат от уловов огромных,

пока не исчерпаны дети

и страшно им в комнатах темных.


1988


* * *


Положи этот камень на место,

В золотистую воду,

В ил, дремучий и вязкий, как тесто, -

Отпусти на свободу!



Отпусти этот камень на волю,

Пусть живет как захочет,

Пусть плывет он по синему морю,

Ночью в бурю грохочет.



Если выбросит вал шестикратный

Этот камень на сушу, -

Положи этот камень обратно

И спаси его душу,



Положи за волнистым порогом

Среди рыб с плавниками.

Будешь богом, светящимся богом

Хоть для этого камня.


1977



Так думаю и так я говорю


Ну нет! Молчать, потупив кроткий взор,

Холуйствовать в расчетливой надежде,

Что надоест молоть бесстыжий вздор

Донельзя развращенному невежде, -

Не это ли убийственный позор?



Стоять на полусогнутых ногах,

Гасить улыбкой злое раздраженье

В надежде, что в каких-то там веках

Ты отомстишь за это униженье?

Дремучее какое заблужденье!



Нет, нет и нет! Взгляни на дураков,

Геройство променявших на лакейство, -

Ни за какую благодать веков

Попасть я не желаю в их семейство!



Свой грозный век на золотой сменять?

Моей душе противна эта сделка!

Вихляться вдохновенно и линять –

Как это нерасчетливо, как мелко!



Так думаю и так я говорю,

И так я буду говорить и думать.

Ведь я – как все: витаю и парю

От счастья, что нельзя мне в душу плюнуть!


1979


…власть эта не кончилась, а просто переменилась в лице. 
И полным-полна ее холуятня, где у многих башню снесло от капитализменной дармовщины и славы настолько, что люди, прежде самодостаточные, 
впали в полное охолуение…


Античное блям


Сына прекрасно родить, чтобы в танке сгорел за свободные, блям, их таланты,

за страшную их красоту, писанину фигни философской, за пафос и пифос,

за их озарения, блям, по части кампаний военных, трофеев и пленных,

зажариться в танке – за нефть и за банки, за скотские пьянки элиты,

за, блям, их оргазмы, фантазмы, харизмы, маразмы, туризмы – полечь на гражданке,

о, счастье, об этом я круглые сутки мечтала еще в эсэсэре!



Дитя, торопись, а не то умереть опоздаешь за их процветанье, -

уже не хватает гробов, чтобы все улеглись, пострелявшись за их интересы,

за их клептоманию, блям, графоманию, премии, мумии, феню, конгрессы,

за эти мозги элитарные, тарные зги живоглотских династий, за яйца –

блям, Фаберже, за бутик, за антик, за раскрутку, блям, фракций и фрикций,

мальчик, пись-пись, торопись превратиться в обрубок, в огарок, в придурка!..



Как можно отсюда бежать, если надо рожать воеванцев, а, блям, не засранцев,

которые мчатся на запад, спасая детей, как большую там, блям, драгоценность?..

К себе я полна отвращенья, блям, нет мне прощенья – что плоть не мужчинья,

что, блям, не сражаюсь и не разрожаюсь пять лет в пятилетку и чаще,

лет бы с пяти посылать бы детей воевать за такую огромную гениев стаю,

которая, блям, завелась и творит, блям, свою чумовую шекспирню, кафказню,

дворец содроганий, - а что мне тут шляться с единственной жизнью?..



КРАДКИМ КУРСОМ ЛИТЕРАДУРЫ


Жаль человеков, которые прячут вещицы прелестные

вместо того, чтобы их предъявить понимающей публике...

Комплекс кастрации.

Все у нас есть наконец! - и Эдип твою мать, и орудье инцеста,

и к провокации вкус, и Пров у акации...

Раньше, бывало, придет катакомб из котельной,

с произведеньями на коромысле,

а идейно-художественный козел говорит ему: слабовато, гораздо слабей, чем у Пушкина, Репина, Глинки,

вы - слабоватор по взлету мысли,

вы - темноватор, язык не рус, языкатор маразма, -

так и записывал эти концепты, концом подцепляя мгновенья,

творческий член катакомбы, сам катакомб, дитя подземелья,

где с трубами спят трубадуры,

а всё, что по трубам течет и в трубу вылетает, потом возвращается -

безо всякого благоговенья! -

крадким курсом литерадуры. 


1994


Поэзию большого стиля

шмонают все кому не лень, -

ей контрабанду не простили

великолепья в черный день. 



Но пуще славы и простора,

что весь увит ее плющом, -

ей не простили вход, который

для посторонних воспрещен. 



Уже и Гитлера простили

и по убитым не грустят.

Поэзию большого стиля

посмертно, может быть, простят - 


за то, что не тому дала,

когда давалкою была. 


1997



* * *

Я десять лет не издавала книг,

но не рыдала, что «сижу в опале».

В какой опале, если ни на миг

ни я, ни мой читатель не пропали?!. 



Как видите, пропасть не так легко,

гораздо легче молоко рыданий

доить, доить рыданий молоко,

его сдавая множеству изданий. 



Подумаешь!.. За эти десять лет

могла я дуба дать - пустяк, но всё же

привет тебе, читатель мой, привет,

здесь чудесам конца и края нет:

чем старше твой Гомер, тем ты - моложе. 


1999


Старое кино 


В старых фильмах – наивные люди, 

В старых фильмах – наивные власти, 

Представленья наивны о блуде, 

Представленья наивны о страсти. 



Там наивные пушки грохочут, 

Там злодеи наивно жестоки. 

В старых фильмах – наивности почерк 

Оставляет предсмертные строки. 



Там расцветы наивных империй 

И восстанья наивных колоний, 

Там наивных полно суеверий, 

Там наивны уран и плутоний. 



Там наивны кровавые битвы, 

Там наивны коварные игры, 

В старых фильмах – наивные бритвы 

И наивных наркотиков иглы. 



И с улыбкой глядим превосходства 

Мы на эту наивную живность, – 

Зная страшную силу господства, 

Что угробила нашу наивность.



Я стала писать «свое детское» в 1963 году, когда попала в «черные списки» 
из-за стихотворения «Памяти Тициана Табидзе», потом 9 лет мои книги не издавали, 
а только учили меня в литпрессе любить родину, жизнь и не считать себя русским поэтом - ни в коем случае.

По этому поводу я не стала посыпать голову пеплом и особо рыдать, а пустилась свистеть ежиком с дырочкой в правом боку...

Я писала для детей с упоением, ушами махая в абсолютной свободе, чем и донынес большим удовольствием занимаюсь. Кроме того, я - Близнец, созвездие - двойня, вот таким чудом в меня и вселилось нечто, другим созвездиям не доступное. 

Подумать только: влетаешь в «черные списки», и тут как тут начинаешь чирикать«Пони девочек катает, пони мальчиков катает, пони бегает по кругу и в уме круги считает», -и уж никак нельзя твою изуродовать душу!



2. ДЕТСКАЯ СТРАНИЦА

Большой секрет для маленькой компании  

http://www.owl.ru/morits/det/secret.htm


ПОНИ

Пони девочек катает,

Пони мальчиков катает,

Пони бегает по кругу

И в уме круги считает. 



А на площадь вышли кони,

Вышли кони на парад!

Вышел в огненной попоне

Конь по имени Пират.

.

И заржал печальный пони: 

- Разве, разве я не лошадь?

Разве мне нельзя на площадь?

Разве я вожу детей

Хуже взрослых лошадей? 



Я лететь могу, как птица!

Я с врагом могу сразиться

На болоте, на снегу!

Я могу, могу, могу! 



Приходите, генералы,

В воскресенье в зоопарк!

Я съедаю очень мало,

Меньше кошек и собак. 



Я выносливее многих-

И верблюда, и коня!

Подогните ваши ноги

И садитесь на меня.



ЁЖИК РЕЗИНОВЫЙ


По роще калиновой,

По роще осиновой

На именины к щенку

В шляпе малиновой

Шёл ёжик резиновый

С дырочкой в правом боку. 



Были у ёжика

Зонтик от дождика,

Шляпа и пара галош.

Божьей коровке,

Цветочной головке

Ласково кланялся ёж. 



Здравствуйте, ёлки!

На что вам иголки?

Разве мы-волки вокруг?

Как вам не стыдно!

Это обидно,

Когда ощетинился друг. 



Милая птица,

Извольте спуститься-

Вы потеряли перо.

На красной аллее,

Где клёны алеют,

Ждёт вас находка в бюро. 



Небо лучистое,

Облако чистое.

На именины к щенку

Ёжик резиновый

Шёл и насвистывал

Дырочкой в правом боку. 



Много дорожек

Прошёл этот ёжик.

А что подарил он дружку?

Об этом он Ване

Насвистывал в ванне

Дырочкой в правом боку! 



БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ

ДЛЯ МАЛЕНЬКОЙ КОМПАНИИ




Под грустное мычание,

Под бодрое рычание,

Под дружеское ржание

Рождается на свет

Большой секрет

Для маленькой,

Для маленькой такой компании,

Для скромной такой компании

Огромный такой

Секрет:

- Ах, было б только с кем...

Ах, было б только с кем...

Ах, было б только с кем

Поговорить!





ОГРОМНЫЙ СОБАЧИЙ СЕКРЕТ



Собака бывает кусачей

Только от жизни собачьей,

Только от жизни собачьей

Собака бывает кусачей! 



Собака хватает

Зубами за пятку,

Собака съедает

Гражданку Лошадку

И с ней гражданина Кота,

Когда проживает

Собака не в будке,

Когда у неё завывает

В желудке,

И каждому ясно,

Что эта собака -

Кру-у-у-глая сирота. 



Никто не хватает

Зубами за пятку,

Никто не съедает

Гражданку Лошадку

И с ней гражданина Кота,

Когда у собаки

Есть будка и миска,

Ошейник, луна

И в желудке сосиска.

И каждому ясно,

Что эта собака -

Не круглая сирота! 



Собака несчастная -

Очень опасна,

Ведь ей не везёт

В этой жизни

Ужасно,

Ужасно, как ей не везёт!

Поэтому лает она,

Как собака.

Поэтому злая она,

Как собака.

И каждому ясно,

Что эта собака

Всех без разбору

Грызёт! 



Прекрасна собака,

Сидящая в будке!

У ней расцветают в душе

Незабудки,

В желудке играет кларнет!

Но шутки

С бродячей собакой бездомной

Опасны, особенно

Полночью тёмной, -

Вот самый собачий,

Вот самый огромный,

Огромный Собачий Секрет! 



Собака бывает кусачей

Только от жизни собачьей,

Только от жизни собачьей

Собака бывает кусачей!



++++++++++++++++++++++++++++++++



Песни на стихи ЮННЫ МОРИЦ

http://www.tatsel.ru/song/2moric.htm



Это очень интересно...

Ст. Ю.Мориц, муз. С.Никитина



Это очень интересно, -

От кого река бежит?

Это очень интересно, -

Что в трамвае дребезжит?

Почему скворец поёт?

Почему медведь ревёт?

Почему один в берлоге,

А другой в гнезде живёт?



Это очень интересно, -

Кто деревья посадил?

Кто придумал крокодилу

Это имя - Крокодил?

Кто назвал слоном Слона,

Это очень интересно, -

Кто Сазану и Фазану

Дал такие имена?



Это очень интересно,

Поглядеть на муравья,

Это очень интересно, -

Как живёт его семья?

Нелегко живётся ей,

Потому что меньше кошки,

Меньше мухи, меньше мошки,

Всех он меньше, муравей!



Это очень интересно...

Это очень интересно...



---------------------------------------------



Слониха, слонёнок и слон

Ст. Ю.Мориц, муз. С.Никитина


Слониха, слонёнок и слон

Устали стоять в зоопарке,

И в море уплыли на синей байдарке

Слониха, слонёнок и слон.

Да-да! Унеслись в-о-он туда! 



Слониху, слонёнка, слона

Пушистые волны качали,

И детской улыбкой дельфины встречали

Слониху, слонёнка, слона.

Да-да! И слоны улыбались тогда! 



Слонихе, слонёнку, слону

Глоток задушевности нужен, -

Дельфины устроили дружеский ужин

Слонихе, слонёнку, слону.

Да-да! И меня пригласили туда! 



Слониху, слонёнка, слона

Дельфины любили, как братья, -

Прощаясь, они заключили в объятья

Слониху, слонёнка, слона.

Да-да! И меня заодно! 



Слонихой, слонёнком, слоном

Дельфины клялись на прощанье:

Для всех утопающих стать в океане

Слонихой, слонёнком, слоном!

Да-да! Разве кто-нибудь хочет на дно? 



Слониха, слонёнок и слон

В обнимку растаяли в дымке -

Дельфинам на память остались на снимке

Слониха, слонёнок и слон.

Да-да! И улыбка моя - до ушей! 



Слониха, слонёнок и слон

В авоську сложили подарки,

И в Химки вернулись на синей байдарке

Слониха, слонёнок и слон.

Да-да! Не бросают слоны малышей! 



Слониху, слонёнка, слона

Встречал слоновод знаменитый,

И бал ожидал на веранде открытой

Слониху, слонёнка, слона.

Да-да! Я с верблюдом плясала тогда! 



Слониха, слонёнок и слон

Во сне по дельфинам тоскуют,

И хоботом ищут капусту морскую

Слониха, слонёнок и слон.

Да-да! Спят и видят её,

Любимое блюдо своё! 



Слонихе, слонёнку, слону

Морская капуста приятна -

Дельфины во сне её шлют, вероятно,

Слонихе, слонёнку, слону.

Да-да! По своей доброте! 



Слониха, слонёнок и слон

От нежности рты открывают,

Глаза закрывают, и нам напевают

Слониха, слонёнок и слон.

Да-да! О мечте! О мечте!



-------------------------------------------------



* * *



Люблю козу в начале мая,

скакать по лугу с ней люблю.

Зимою, выйдя из трамвая,

я с нею бабочек ловлю.

Вчера мы шляпку ей купили,

сережки с камнем бирюза,

очки от солнца и от пыли

и майку с надписью КОЗА.

Пришлось проделать в шляпе дырки,

проделать дырки для рогов,

и с курагой мы съели в цирке

четыре пары пирогов.

Теперь лежу я на диване,

ушами весело машу,

коза играет на баяне,

а я стихи для вас пишу...





- Поэты, идущие командой, принадлежащие к тусовке, что-то теряют или приобретают?

- Ничего не теряют, они только приобретают свою среду и уверенность в ее «пробивной силе». Все было бы слишком просто, если бы я вам сказала: те, кто входят в команду, теряют личность, свободу, мораль, мое уважение, - они вотвсе в дерьме, а я вот вся в белом. Нет. Быть в команде комфортно, практично,  команда поддерживает «своих» в целях самосохранения. Это, несмотря на все разногласия и передряги, общий организм со своей иерархией и четкой субординацией,  где все «раскручивают» друг друга.Ко мне приходит множество молодых,  всем без исключения советую создавать свою команду, иначе они не «пробьются».  Во времена сериалов не пробиваются,как правило, одиночки.

Но по какому-то чистому наитию меня повело в сторону, противоположную «мейнстриму», я решила, что погибель русского поэта, не вписанного и не упакованного 
в команду, в культурологическую тару, сильно преувеличена. И я рискнула на личном опыте это проверить. Да, трудно, тебя лет 10 не издают, хотя читателей у тебя
раз в 10 больше, чем... Кислород перекрыт, независимая печать дружно льет свои независимые помои, но ведь я начисто забываю об этом, когда плыву в океане ритмов 
и пребываю в мире своего исключительного знания о природе прекрасного, которым я, конечно, обладаю. Вообще, трудности переносят с достоинством только истинные аристократы, речь, конечно, не о сословной привилегии, а о духовной, о привилегии аристократического аскетизма.



ЮННА МОРИЦ



http://www.owl.ru/morits/- официальный сайт

http://www.ruthenia.ru/60s/moritz/index.htm

http://www.litera.ru/stixiya/authors/moric.html

http://magazines.russ.ru/october/1997/7/mor.html

http://magazines.russ.ru/october/1998/10/moric.html

http://magazines.russ.ru/october/1998/5/moric.html

http://www.owl.ru/morits/det/secret.htm - для детей

http://udonet.donpac.ru/bibl/POEZIQ/MORIC/stihi.html











15 коментів

avatar
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ.

Выпуск 1. Предисловие. Давид Самойлов. Евгений Винокуров.

http://litfest.ru/publ/271-1-0-2229

Выпуск 2. Борис Рыжий.

часть 1. http://litfest.ru/publ/271-1-0-2233

часть 2.http://litfest.ru/publ/271-1-0-2234

Выпуск 3. Юнна Мориц.

http://litfest.ru/publ/271-1-0-2282

avatar
К сожалению, это - не моё smile
На мой вкус, слишком много автор пишет и говорит о себе, о собственной исключительности, и теряется впечатление от прекрасных строк...
Меня лично покоробило вот это (как-то в Википедии наткнулась):
О своих литературных учителях и пристрастиях Юнна Мориц говорит: «Моим современником был постоянно Пушкин, ближайшими спутниками — Пастернак, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, Заболоцкий, а учителями — Андрей Платонов и Томас Манн».
К своей поэтической среде она относит «Блока, Хлебникова, Гомера, Данте, царя Соломона — предположительного автора „Песни Песней“ — и поэтов греческой древности» (из Интервью газете «Газета», 31 мая 2004 года).

И эссе немного покоробило - снова о своей исключительности, какая-то нелепая гендерная возня вокруг мужчин и женщин...
Но всё равно спасибо, Евгений! Для общего развития не будет лишней даже та пища, которая поглощается без удовольствия. С интересом жду новых выпусков читального зала.
avatar
smile Коша, отношение творческих людей к остальным и к миру сплошь и рядом отличается субъективностью....
Все даже хуже.
Помнится, у Желязны в романе "Этот бессмертный" при подготовке аватар - человеческих воплощений существующего на одной из планет пантеона богов - использовалось такое упражнение, как "добровольное сумасшествие". Чел должен был убедить себя, что он всесилен. Это снимало внутренние ограничения, комплексы и открывало спящие резервы... и заодно служило защитой от сопротивления окружающей системы. Побочный эффект от такого отношения - эпатаж, махровый эгоцентризм и чувство собственной исключительности, достаточно сильное для того, чтобы убедить в ней других даже в случае, если внутри больше ничего нет biggrin

Кстати, примеров таких тому среди поэтов, писателей, художников, музыкантов - несть числа. Дали, Маяковский, Кандинский, Бродский, Лимонов...
Да ты и сама, поглядев "с холодным вниманием вокруг", способна отловить просто-таки косяки шастающих в информационном мире безумцев, убежденных, что они гении... И часть из них получают признание.
Я даже не уверен, что существовали реализованные гении без скрытого или явного внутреннего убеждения в своей уникальности и гениальности. Так что это не плюс и не минус. "Это не баг, это фича" smile
А Юнна Мориц может так говорить хотя бы потому, что она оставила СЛИШКОМ заметный след в русской поэзии.
Но поэзия, все же, как ни крути, взрослеет... Хотелось бы думать, что взрослеет, а не стареет. Люди растут, мир растет.
Духовная пища прошлого становится невкусной? Я бы сказал иначе - вкусы людей меняются, и многие рецепты из прошлых интеллектуальных блюд уходят в меню гурманов... biggrin
Кстати, о вкусах. А вот их-то как раз в среднем (как средняя температура по больнице smile и формируют СМИ и история. Как говорится, "що маємо, то маємо"
sad

avatar
Я бы не сказала, что интеллектуальная пища прошлого стала невкусной - предыдущие выпуски Читального зала проглотила, как прохладную воду в жару. Да и вообще с удовлльствием перечитала многое из того, что есть в библиотеке сайта, а кое-что и открыла для себя.
Просто конкретно это - не моё. Что вполне нормально. На каждого хорошего поэта найдётся свой читатель smile
avatar
Ты наверное, гурман. wink
Насчет общего развития - неправильная пища, поглощаемая без удовольствия, может вызвать плохое настроение и несварение желудка surprised
Да метод аналогий (тут - с едой) может вообще далеко в сторону отвести.
Как бы то ни было... Мне, к примеру, футуристы нравятся.
Василиск Гнедов сделал в поэзии то же, что Малевич в живописи. "Поэма конца" - это последний гвоздь. Потому что стихотворение из одного жеста и картина "черный квадрат" - оба явления одного порядка, абсолютного. И ничего дальше - нет. В чем и гениальность-то... И я даже не знаю, кто был первый, но разница во времени между картиной и поэмой - не больше года. Кстати, никто это не анализировал, идея моя.
"Маршегробая пенька моя на мне", "Гуребка прокленушков", "Придорогая думь"... Я просто таки дурею от открывающихся просторов. smile
А кто его знает, этого Гнедова? "Пушкина знают все..."
Вот я и говорю, что вкусы воспитываются. Пипл хавает попсу - да здравствует попса!
avatar
Если не попробовать пищу - не узнаешь, какова она. Хожу воть, дегустирую...
Вообще Кошка - сентиментальный зверь, жутко вредный и переборчивый biggrin Гурман - вряд ли, просто вредная кошатина.
А попса... Попса была во времена - тем же, чем она есть сейчас.
avatar
"Что это за вредность такая... У нас ее никто не чувствует... У нас ее никто не чувствует..." biggrin
avatar
Вредная-вредная. Например, "поэму" Мориц "Звезда сербства" считаю откровенной дешёвкой. Такие протесты оправданы, когда выстраданы. Но там нет скорби - просто "наезды", пиар на чужом горе. По мне, любая война - дрянь. Хоть на Балканах, хоть в Ираке, хоть в Палестине, хоть на Кавказе. Но там же "не свои" гибнут - фигли за них надрываться? Вот таких двойных стандартов я не приемлю. Равно как и плясок на костях...
avatar
Э, не скажи. Свои, чужие... У Юнны в голове совсем другие тараканы. Никаких двойных стандартов - она честно пишет. Как думает, так и пишет. Просто другое время.
Это сродни интернациональным бригадам в Испании, сейчас трудно себе представить... Люди перестали думать ТАКИМИ категориями. Вот и "пища" становится несъедобной.
avatar
Думаю, оно и в Испании было сложнее, чем представляли себе в Союзе. Для меня такие "стихи" сродни возни вокруг Голодомора. Я бы Юнне поверила, если б не выглядело, как площадная брань, как тупой наезд. Помните, о Билле и Монике, о Нобелевском жюри? Можно было бы написать о том же язвительно, но тонко, едко, а не просто изрыгая брань. При всём уважении к Вам и к Юнне (я всех людей уважаю, даже если наши взгляды не совпадают) это не моё... smile
avatar
wink Коша, ну что за желание разделить мир на своих и чужих? Мы все в одной лодке. И не отнекивайся, Ю.М. такое же твоё всё, как и ас Пушкин...

Пишите для себя - как пишут дети,
Как дети для себя рисуют звуки,
Не думая о том, что есть на свете
Хрестоматийно творческие муки.

Пишите для себя - как бред любови,
Как поцелуи пишут и объятья,
Не думая о том, что наготове
Станок печатный должен быть в кровати,

Читающий народ и славы трубы,
И, уж конечно, пресса мировая...
Пишите для себя - как пишут губы,
Самозабвенно строки повторяя.

Пишите для себя - как пишут втайне,
Где не растут ничьи глаза и уши.
Пишите для себя - как пишут крайне
Ранимые и трепетные души.

Пишите для себя - как строки эти,
В которых ни малейшего подлога.
Пишите для себя - как пишут дети,
Как пишут эти почтальоны Бога.

И это тоже Ю.М.

***
Йух знает что!..

Гдепутаты, дутапеты,
пупадуты, пудетаты
путатят тупо:
- Очух работать,
хочу ботарить и таборить
на благобла, гобла, гобла
ликапитазма, пикатализма,
такипализма! Очух свободы
и благососа, и (СОС!) стоянья
гобла, гоблаго! -
и тут как тута
себе кактут
жилую щаплодь, жопладь, щуплодь,
живьем улопать площадь жил,
задачник дач
и сдачу с дуче.
Но Йух какой-то посылает
найухоёмкие сигналы:
на север, йух, восток и запад:
"Йух знает что!.. Йух знает что!.."

***

Листопадло

Лапистод, полистад, пистолад,
стапидол, пилодаст, аподстил...
Сквозь осенний намут вспоминаю услад
твоих огненных буг. Я простил
ствоковар, ствозлодей, ствобезум,
ствокощун!
За окном - далистоп, падолист...
Я ищу тебя всюдло, я весь трепещу,
словно ветром оторванный Лист*.
...Дождепадло, намут непроглядный, тамун,
камнепадло в ущельях и с крыш. Листопадло.
За ним - снегопадло. Кому
ты, мое звездопадло, искришь?..

Кому как, но меня улыбнуло
tongue

avatar
Вишь ли, я в последнее время так размякла, что и Пушкин не идёт. Я же не говорю, что стихи у Ю. М. плохие. Но это - не то, чего душа сейчас просит. Не то... Надоели уже эти словесные игры. Хочеццо чувства настоящего - и чтоб созвучного. Нахожу. Но, увы, не у Ю. М. и даже не у Пушкина. Пушкин - далеко. Кто его посадит, он же памятник? biggrin
А Ю. М. - с другой планеты... Не хочеццо мне этого йаду - не вкусный он мне...
avatar
" - А у вас есть точно такое же, но с перламутровыми пуговицами?
- Нет.
- Будем искать..."
Ищите, и обрящете! tongue
avatar
Ищу, нахожу, хде - не скажу tongue
Может, когда-нить Мастер этих авторов опубликует в читальном зале...
avatar
Непременно опубликует! smile
А пока, в завершение, - стиш Юнны Петровны:

х х х

Если б я эти годы косые
Провела на планете другой,
Я могла бы сегодня в России
Громко топнуть волшебной ногой!..

Для начала права бы качала,
Под изгнанницу сильно кося, -
Благодарность бы я получала
Уж за то, что я выжила вся.

И Россия была бы виновна
За моё на чужбине житьё,
Но прошляпила Юнна Петровна
Невозвратное счастье своё.

Не вернусь я теперь ниоткуда,
Потому что осталась я здесь
Наглядеться на русское чудо,
На его самоедскую бесь,

На его механизмы презренья
К никуда не удравшей стране,
Где по воздуху стихотворенья
Мой Читатель гуляет ко мне.

Он – поэтской Луны обитатель,
Обладатель поэтской струны,
Никуда не удравший Читатель
Никуда не удравшей страны.

Залишити коментар

avatar