Свиное общество | Публікації | Litcentr
15 Жовтня 2021, 22:52 | Реєстрація | Вхід

Свиное общество

Дата публікації: 13 Квітня 2012 о 11:51 | Категорія: «Сказка» | Перегляди: 842 | Коментарів: 3
Автор_ка: Рэна Одуванчик (Всі публікації) | Зображення: можно

(отрывок из «Великой силы МЯУ!!! -2»)

 

Кузов, словно гигантскими розовыми арбузами был заполнен свиньями. Но это были не совсем обычные свиньи. Они были абсолютно, даже можно сказать безупречно чистыми, словно сошли с картинки какой-нибудь детской книжки. И еще они были такие сытые и довольные, что Тишка невольно вспомнил о еде:

— Эх, нам бы не терять рюкзак, а заполнить его едой всякой…

— Катящийся камень пылью не обрастает, - многозначительно сказал вдруг самый крупный свин и довольно хрюкнул.

— Мы не камни! Нечего нас сравнивать, - обиженно заметил Тишка.

— Это такая английская человеческая поговорка, хрю… - сказал толстый свин. - Это мудрое изречение говорит о том, что путешественник — легкий, как ветер и свободный, как небо. У странника нет лишних вещей типа рюкзаков, домов, фабрик, заводов и пароходов…

Тишке тут же вспомнилась поговорка, которую ему вчера лишь объяснял Четан. И вот теперь он, Тишка, влез в кузов и чувствует себя полным «груздем». Это ж надо сразу же показать себя таким не сообразительным! И перед кем!

— Не слышал такой поговорки, - сказал Четан, видя, что друг смутился. - Спасибо, что просветили. А вы, наверное, много путешествуете?

— Научно-популярные журналы читаю, - серьезно ответил свин.

— Журналы?! - недоверчиво приподнял брови Четан.

— Рядом с нашим свинарником — свалка. Оттуда частенько хорошую макулатуру к нам задувает, - пояснил свин помельче. - Я, правда, редко читаю. А вот Сократ обожает похавать вкусненького чтивца…

— Вас Сократ зовут? - удивился Тишка и почему-то посмотрел сперва в шумно пыхтящий пятачок, а потом в миниатюрные черные глазки большого свина.

— Хрю, хрю! Сократ! - с гордостью за своё редкое имя закивал тот. - А это — прошу любить и жаловать — мой преданный дружище Хрюша Помойкин, умный и прекрасно воспитанный молодой кабанчик.

— Хрю. Помойкин, - кратко отрекомендовался Хрюша, он был почти в два раза меньше своего друга Сократа.

— О чём вы говорите! - вступила в разговор крупная свинья. - Прекрасно воспитан тот, в ком более ста килограммов!

— Вы все невопитанные, хоть и многоцентнерные! - подал голос кабан, стоявший в дальнем углу. - По правилам хорошего тона вместо того, чтобы трещать без умолку о себе, нужно сначала спросить об имени собеседника, улыбнуться ему… вот так… и вежливо поинтересоваться его делами.

— Хрю! А как вас зовут? - добродушно откликнулся Хрюша Помойкин задорным голосом. И все свиньи посмотрели почему-то на Тишку. Наверное, его упитанность внушала им уважение. Кот снова почувствовал себя на сцене.

— Тишка. Кот. Знаменитый арти… То есть великий поэ… Извините, просто кот. Женат. Шестеро детей и четверо внуков, - чуть ли не заикаясь, промямлил он. «Сейчас они будут нас расспрашивать: откуда мы, куда, где успели побывать. Мы начнем рассказывать, всё будет хорошо, а когда доберемся до вчерашних событий в беседке…» Тишке вдруг стало так противно на душе, что он вскочил и судорожно бросился к выходу.

— Мне нужно идти… Чет, пошли! Нам в другую сторону!

— А Титаник плывёт… Куда нам деться с подводной лодки? - задумчиво, будто сам себе прохрюкал Сократ.

— Да, мы уже давно едем, Тишка, - Четан аккуратно оттеснил друга от борта. - Двигаться вперед и только вперед! Это закон дороги!

— Ну вас! Умничаете все. Эти вообще — всю жизнь пятачком в луже — и туда же! Всем только бы поучать! Мол, ты дурачок, Тишка! Послушай наших советов, ума наберись! А я, может, тоже… научить могу! Подумаешь! - завозмущался Тишка себе под нос, но выпрыгивать больше не порывался.

— Что это вы там бубните? - строго спросил из своего угла кабаний ценитель этикета. - Разве вам не известно, что где больше двух — говорят вслух?

— Я хотел бы представить своего друга Четана, очень талантливого писателя, - бодро начал Тишка. - А за мурлыканье под нос простите… М-м-м… У меня просто проблемы с голосом. Да и вообще проблемы… - и он тяжело вздохнул.

— О-о! Вы хотите об этом поговорить?! Любезнейший, распахните свою драгоценнейшую душу прекрасному психологу! Я, Сысой Хавало, помог своей психологической помощью не одному превосходному индивидууму! - оживился пятый кабан, стоящий рядом со знатоком хороших манер.

— Да, Сысой Хавало — известный в узких кругах мастер, - похвалил его Сократ. - Он такой же известный, как я — философ.

— Да! - подтвердил этик и это его «да» прозвучало, как отрыжка.

— А еще других учите! - возмутилась свинья. - Разве не знаете, что в обществе некультурно икать и, пардон, отрыжковать!

— Простите-извините! Это желудок! Это из-за помоев. Мне нужно диетическое питание. Из-за этого, кстати, я и отправился досрочно исполнять свой свиной долг. Да и вообще, у меня фамилия такая — Отрыжко. Харитон Отрыжко, - с печалью в голосе признался любитель этики.

— Исполнять свой свиной долг? - не удержался Тишка. - Это как?

— Наш долг — это ехать на бойню, - охотно пояснил Сократ. - Это — служение людям. Наша дань тем, кто нас воспитал.

У Тишки округлились глаза и сам собой открылся рот, он не знал, как на это реагировать. То, что это не шутка он понял по серьезным лицам остальных свиней.

— Но это же глупо! - запротестовал Четан. - Что это за цель в жизни — быть съеденным?!

— Ну?! - поддержал друга Тишка.

— У каждого своя карма! - с умным видом произнес Сократ.

— Вот я понимаю — моя карма — погреться на солнышке, помяудитировать, поиграться с мышкой, воробышков погонять, - сказал Тишка и сам же улыбнулся от удовольствия. - И поспать. Сладко поспать! Вот в чем смысл жизни!

— И всё? - спросил Сократ.

— Ну… Почти. Еще нужно котят родить и вырастить из них достойных зверей.

Четан кивнул, ему понравилась Тишкина программа.

— Это, молодой кот, — ваша карма, - захрюкал Сократ. - Лично ваша. Она ничем не лучше и не хуже другой. Как говорится: «Йэдэм дас зáйнэ» — «каждому своё».

— Погодите! - возмутился Четан. - «Каждому своё»?! Да это же фашистский девиз!

Четан хоть и не читал журналов с помойки, но как кот, решивший связать свою жизнь с литературой, регулярно наведывался в сельскую библиотеку. Тем более, что его туда пускали даже без читательского билета.

— И тем не менее, согласитесь, — мудро, - спокойно ответил Сократ. - Не хотите служить человечеству — не надо. Умрете бесполезными. Какая разница?

— Мы не бесполезные! - Четана до глубины души возмутил такой антимяучный подход к собственной жизни, да и к жизни вообще. - Во-первых, я — писатель, а мой друг — поэт и артист. Мы дарим радость людям и себе…

— Чем? - не понял молодой Хрюша Помойкин.

— Вдохновением. Творчеством. Своими светлыми и увлекательными произведениями! - с жаром ответил Четан.

— Хрю-у-у, - уважительно проронил Помойкин. Хрюша слушал очень внимательно. В свинарнике он в основном проводил время у корыта или играл со сверстниками, поэтому сейчас ему было очень интересно слушать такую умную беседу взрослых. Даже его глаза «в три карата» стали как будто шире от удивления и любопытства.

— Хрю… Хрю… Видимо, в этом что-то есть, - после некоторого раздумья согласился Сократ. - Я читал как-то, что, мол, «искусство вечно — а жизнь коротка». Попытался осмыслить, но так ничего и не понял.

— Я вообще не понимаю, зачем нужно это искусство. Какой в нем толк? - вмешалась свинья. - Роман или там стихотворение в помои не положишь, с бурячком не стрескаешь… Главное, я считаю, это продолжение рода. Вот у меня, например, сорок поросят. Всех их нужно воспитать: утром накормить, в обед перекормить, на ужин закормить, а ночью, если надо…

— Надо своё хрюкало закрыть! - возник вдруг Отрыжко с такой неэтичной фразой. - Ай-ай-ай! Пани Желудевич, вы такая взрослая свинья! Как можно путать воспитание с пропитанием…

— А разве это не одно и то же?! - истерично завизжала пани Желудевич. - Вы ханжеский пан-чурбан, Отрыжко! Не по-свиному мыслите!

Дама от гнева и пронзительного визга стремительно краснела, всё больше и больше становясь по цвету похожей на ее любимый буряк.

— Свиньи! Вот вы кто! - заверещал срывающимся дискантом Хрюша. - Вам — о вечном, об искусстве, а вы о помоях! Хотя бы перед писателями своей свинячей необразованности не показывали!

— Тебе слова не давали, подсвинок молочный! - огрызнулся Отрыжко и шумно втянул пятачком воздух.

— Извините-простите! - громко напомнил о себе Сысой Хавало. Ссора прервалась, не успев начаться, все посмотрели на психолога. - Мы вас внимательно слушаем, уважаемые коты! - сказал он негромко и вкрадчиво, и свиньи снова обратили внимание на путешественников. - Продолжайте, любезные. Давненько мы не беседовали об искусстве…

— Мяу… Коты — одни из самых умных существ на земле, - начал Четан издалека.

— А кто самый умный? - тихонько спросил Хрюша у Сократа.

— Свиньи, конечно, - так же тихо ответил философ.

Коты его прекрасно расслышали, но не стали возражать, хотя у них об этом своё мнение. Четан продолжил:

— Как я уже говорил, искусство дарит радость. Во-первых, тому, кто сам пишет, рисует или поёт, ну и всё такое. И уже во-вторых, дарит радость и свет людям, свиньям, птицам и т.д. Ну, в общем, всем живым существам, которые умеют воспринять искусство.

— Браво! Какая мудрая философия! - искренне восхитился Сократ.

— Слова, слова, слова… А где подтверждение? Напустить тумана каждый может! - дерзко и вызывающе выступил Хрюша Помойкин..

— Не скажите, уважаемое свиное общество! Так красиво и глубоко рассуждать не каждый может, - сладким голосом заметил Сысой Хавало.

Воспользовавшись тем, что между свиньями снова вспыхнул спор, Четан шепнул Тишке:

— Слушай, мне эти ребята всё больше нравятся! Они не должны быть проданы на сало! Это кощунство — светочей свиной философии, этики и психологии пускать на банальную колбасу! Надо что-то делать!

— Да-а-а, - неопределенно протянул Тишка и многозначительно почесал затылок. Он посмотрел на свиней и вдруг представил вместо них целые горы сала, колбас и сосисок. Рот тут же наполнился слюной, а с утра голодный желудок требовательно заурчал. Тишка тряхнул головой, отгоняя наваждение. - Никогда не думал, что вкусную колбаску делают из таких замечательных свинок… Если бы я с ними раньше познакомился, годика на два-три, я бы кроликом стал… Ой, то есть этим, вегетарианцем…

Тишка вздохнул, а Четан задумался.

Свиньи продолжали вдохновенно спорить. Визгливые нотки всё чаще ранили нежные кошачьи уши. Громче всех визжала пани Желудевич. Спор нарастая, достиг наивысшей точки накала и вдруг оборвался, когда все одновременно замолчали, чтобы перевести дыхание. И в наступившей тишине отчетливо прозвучали слова, сказанные Четаном Тишке:

— Знаешь, я думаю… - кот осекся и посмотрел на свиней так, будто его заметили с соседским цыпленком в зубах.

— Во! Хрю! Вы слыхали?! - радостно вскричал Сократ. - Он думает! «Я думаю — значит, я существую!» Так говорили великие древние греки!

— А о чем вы, простите, думаете? - решил уточнить Харитон Отрыжко.

— Я думаю, что стоит снова вернуться к изначальной теме нашей беседы, - предложил Четан. - Вы требуете подтверждения тому, что настоящее мяу, то есть настоящее искусство способно перевернуть мир… Заставить кота, ну или там свинью, например, совершить нечто удивительное, необычное, светлое, - Четан сделал паузу, его никто не перебил, все слушали. - Свобода и Радость с большой буквы, размышления и свет — вот что несет, должна нести, настоящая литература… ну и всё остальное.

— Радость и Свобода, размышления и свет… Хрюкушки! Во как сказано! Такое натощак и не выхрюкаешь… Надо обязательно запомнить и на досуге обмозговать. - Сократ был в полном восторге. - Да вы гений, батюшка! Вам когда-нибудь об этом говорили?

— Я и сам в этом не сомневаюсь, - скромно потупившись, промурлыкал Четан.

— Охрюнительно, господа! Это просто полное хрю! Какая отличная самооценка! Какой уравновешенный тип темперамента! Я, как психолог, вам почти завидую, - захрюкал Сысой Хавало.

— А кто вы по гороскопу, уважаемый? - взвизгнула пани Желудевич. - Мне хрюкается, что вы — овен — смелый охотник, воин, идущий вперед. У таких обычно много побед над нежелательными соперниками и много детей.

Пани Желудевич попыталась состроить коту глазки, но у нее это не особенно получилось, так как они почти терялись на жирной морде. К тому же ее отвлек Хрюша Помойкин, который как раз взбирался на перевернутое ведро, чтобы с ведерной высоты произнести речь. Ведро перевернулось и с грохотом покатилось по дну кузова. Но Хрюша не огорчился — цель была достигнута — на него обратили внимание.

— Всё это голые, лысые, бритые слова! - захрюкал Помойкин. - Блестящие и розовые, как свежевымытые свиньи! Это всё, конечно, клёво! Но мне хотелось бы примера! Нормального живого примера! Докажи, кот, что искусство способно на многое!

— Это ты способен на многое, - мяукнул Четан. - А искусство способно многое изменить. В первую очередь в сознании свиней, котов и т.д. Изменить к лучшему! Для тебя свобода — это только слова. А настоящая свобода — это сбежать из этой проклятой машины и жить, как у вас говорят, похрюкивая! Свою судьбу каждый должен выбирать себе сам!

— Неправда! Судьбу свинье дает человек и свиной бог Хавроний! - возразил Хрюша и посмотрел на свиней в поисках поддержки. Свиньи согласно захрюкали и закивали головами. Снова поднялся визг и гам.

— Мяу! Хорошо! - вдруг осенило Четана. - Сейчас мы покажем вам великую силу Мяу, то есть искусства, в действии! Хочу еще раз представить вам моего друга Тишку! Он, когда называл себя, поскромничал. А когда я открыл вам, кто мы такие, вы, наверное, прослушали. Так вот повторяю еще раз: Тишка — поэт и артист в одной кошачьей морде! Уже известный в некоторых кругах…

Четан взглянул на друга и обнаружил, что Тишка пытается провалиться сквозь пол, а если получится, то и сквозь асфальт, куда-нибудь поглубже от публики. И там превратиться в точку, меньшую, чем с любопытством уставившиеся на него кокетливые глазки пани Желудевич.

— Поэт и артист в одной морде! Хрюки-хрю! Это просто феноменально! - закивал головой Сысой Хавало.

— Пан Тишка, а вы читаете или поёте? - жеманно спросила пани Желудевич. - Я обожаю жирный шансон!

— Фи! Вы бы постыдились, мамаша! Сейчас кроме тяжелого рока вообще слушать нечего, - брякнул Помойкин с видом музыкального критика.

— Село — оно и в Африке село! - сделал вывод Харитон Отрыжко. - Не успел артист и рта раскрыть, а они уже расхрюкались!

— О, тэмпорэ! О, мóрэ! О времена! О, нравы! - с надрывом воскликнул Сократ.

— Пойте! А то я начинаю скучать! - избалованная кабаньим вниманием душа пани Желудевич жаждала чуда.

— Нет, нет! Я не готов! У меня не получится! Мой друг шутит! - Тишка с трудом улыбнулся и толкнул Четана в бок, пытаясь перевести все в шутку. Свиньи удивились.

— Панове свиньи! Я не шучу. Тишка сочинил несколько песен, которые пользовались успехом у народа в электричках. Люди даже говяжью котлету дали, - похвастался Четан. (Про «говяжью» писатель сочинил, чтобы не задеть ненароком ранимое свиное достоинство.)

— Хрю!!! - загалдели свиньи радостно. А многодетная мамаша аж запрыгала от восторга.

— Отдать родную, собственным трудом заработанную или выращенную котлету — это вам не огурец по луже гонять, - со знанием дела сказал Хрюша.

— Народ плохого даже слушать не станет, - улыбнулся Хавало. - Так что не стесняйтесь, Тишка, валяйте ваши песенки!

Тишка посмотрел на психолога, затем оглядел всех свиней, и у каждого на морде он читал только дружелюбие. Свиньи смотрели ласково, словно бы говоря «не бойся, у тебя всё получится…». Вот только Тишке тяжело было в это поверить.

— Знаете… - сказал он, снова замолчал и вдруг заговорил, словно с разбегу в воду прыгнул: - У меня только что… вчера вечером… был полный провал. Я начал петь и охрип. И слова куда-то улетели… И я понял, что я — плохой поэт и отвратительный певец… Это просто ужас!

— Да что вы! Какой ужас? У вас ведь есть самое главное! Ваша жизнь продолжается! - захрюкал Хавало, и все свиньи одобрительно закивали.

— Да. Только вот уверенность в себе я потерял, - мрачно изрек Тишка, рассматривая свои передние лапы.

— Глупости! Вы тревожно спите? Вы вините во всём себя? Вы не слышите ничьих советов и утешений? - бойко спросил Хавало.

Тишка сдержано кивнул. А Четан вздохнул, как вздыхает нянька у кровати больного дитяти.

— У вас депрессия! - радостно возвестил великий свиной психолог Сысой Хавало. - А выздороветь-то очень просто!

Тишка со скрытой надеждой посмотрел на кабана.

— Нужно только поверить в себя! Полюбить себя изо всех сил! И понять, что виноват кто угодно, что угодно, только не ты!

— А кто же? Кто виноват, что я сначала расхвастался, как последний петушара, а потом квакал, как дохлая лягушка?! А потом слова забыл, как трехсотлетняя черепаха?! Я сам виноват!

— Неправда! - серьезно покачал головой Сысой Хавало. - Во-первых, виноваты погодные условия — жара отвратительно действует на умственные способности. Во-вторых, сказалась усталость от долгого путешествия, вы наверняка предыдущую ночь плохо спали. Затем, — чрезмерное волнение. А астрономический фактор вы учли? Вы смотрели свой гороскоп на вчера? Уверен, вчера вам было противопоказано петь — Луна в Венере или Марс над Юпитером!

— Планеты виноваты? - неуверенно переспросил Тишка. - Гороскоп?

— Да, гороскопы — штука серьезная… Особенно для тех, кто в них верит, - глубокомысленно заметил Хавало.

— А сегодня? Сегодня звезды помогут нашему милому котику? Я так мечтала послушать настоящее кошачье мурканто! - завизжала пани Желудевич.

— С сегодняшнего дня… Хрю-хрю… Отныне… все звезды и Луна будут помогать талантливому коту во всех его прекрасных начинаниях, - торжественно провозгласил пан Хавало. Всё же он был настоящий психолог, хоть и кабан.

— Ну тогда… - Тишка поднял подбородок и расправил плечи, - щас спою! Ну, то есть… Попробую спеть…

Он встал и поправил на всякий случай Глистерову волшебную ленточку.

— Ура!!! - закричала пани Желудевич, как сорок поросят.

Кабаны затихли и приготовились слушать.

— Первая моя песня о голодном коте, - объявил Тишка.

У Хрюши снова от сосредоточения вдвое увеличились глаза, как будто он ими слушал, а не ушами. Сысой Хавало и пан Отрыжко подвинулись поближе к котам, столкнулись боками, но ничего не сказали, а только улыбнулись друг другу.

Тишка запел.

Пел он негромко, прикрыв глаза. Сначала в душе у Тишки было тесно — огромное певческое Вдохновение боролось с могучим великаном Страхом. Но уже через несколько секунд Страх оказался побежден, повержен Птицей Вдохновения, и, кажется, даже съеден, как жирный серый червяк.

Даже с закрытыми глазами Тишка понял, что слушателям правится песня. Нравится по-настоящему, так, как не нравилась никогда и никому. Теплая ясная волна понимания грела и гладила кота. Кто, как не свиньи, оценит по достоинству песню о сосиске насущной?

Тишка кончил петь слова и промычал-промяукал вокализ, не хуже, чем неподражаемый Сталкер.

— Бис! Бис! Хрю! - завизжала пани Желудевич, как восемьдесят поросят, едва кот закрыл рот.

Остальные мигом подхватили: завизжали, захрюкали и захвалили.

— Ещё! - орал разгоряченный Хрюша Помойкин. - Никогда ничего подобного не слышал!

Тимофеус Великолепный взглянул на своего верного друга.

«Всё просто МЯУ!» - сказали выразительные глаза Четана. Он был очень рад за Тишку.

Артист подождал, пока стихнет буря ликования и завел свою первую и пока что лучшую «Балладу о голодном коте».

Эта вещь пошла как по маслицу-сметанке — ровно, уверенно, без заминок и пауз. С каждым куплетом петь становилось всё легче и радостней.

— Мя-а-у-у! - подпел Четан в заключение, он сам от себя такого не ожидал. Казалось, это не он поет, что звук исходит откуда-то издалека.

— Браво! - завопил Сократ. - Если бы мы сейчас были дома, я бы без колебаний пустил вас к своему корыту!

Это была высшая свиная похвала, ведь всем известно, что корыто для свиньи — святое.

Истеричная пани Желудевич аж запрыгала, так что фургон затрясся, будто поехал по колдобинам.

— Пойте с нами! - предложил Тишка. От успеха у него кружилась голова. Оказывается, добрые слова пьянят не хуже валерьянки.

Первая захрюкала-завизжала раскрасневшаяся пани Желудевич. Она пыталась напевать Тишкину мелодию, но никто об этом не догадался, так талантливо она фальшивила. Но восторг и вдохновение пани Желудевич оказались мощными и заразными, как инфекция. (Все бы инфекции были такими.) Она визжала, самозабвенно хрюкала и подпрыгивала, то есть пела и танцевала, как могла.

Хрюша Помойкин подтащил поближе к себе перевернутое ведро и принялся лупить в него копытцами, одновременно завывая, как взбесившаяся электрогитара.

— Искусство вечно, а жизнь коротка, - глубокомысленно повторял Сократ, почесывая бородавку на подбородке.

Отрыжко и Хавало обнялись и, громко визжа, принялись танцевать что-то отдаленно напоминающее канкан.

Все были в восторге, а Тишка, естественно, больше всех. Он никак не ожидал, что его пение произведет такой фурор.

Воспользовавшись шумом, Четан наклонился к Тишке и шепнул ему прямо в ухо:

— Я знаю, как освободить свиней!

— Как?

— Нужно еще громче кричать! Люди этого не любят! Водитель остановит машину и придет успокаивать свиней! Мы его отвлечем, а свиньи смогут убежать!

— Точно! Мяу!

— МЯ-А-У!!! - подхватил Четан во все кошачье горло.

Свиньи подумали, что это часть концерта, и постарались перекричать кота. Экстаз крепчал. Голоса крепли.

Вдруг машина резко затормозила. Маленький худющий водитель вышел из кабины. Его огромные карие глаза выражали такое же огромное недоумение.

— Чего ж они так раскричались?! - тонким голосом пропищал человек. - Распелись, артисты! - сказал он, открывая кузов. - Что стряслось-то?

— Ребята! Бегите! - скомандовал Четан.

Но свиньи, вместо того, чтобы послушаться и ринуться из фургона, притихли и прижались друг к другу, щурясь от света.

— Бегите! Это ваш шанс! - крикнул Четан. - Вы что, не понимаете? Тишка, скажи им!

Водитель посмотрел на кота:

— О! Это ты свиней напугал? Как ты тут очутился?

И он потянулся к Четану, чтобы вытащить его из машины. Кот выгнул спину, зашипел и прыгнул водителю на плечи. Человек испуганно отшатнулся и отошел на пару шагов.

— Господа свиньи, бегите! - послышался из машины Тишкин голос. - Чего вы ждете? Смерть не хочет вас брать, милые! Это судьба! Бего-ом!

Мгновение — и свиньи рванули. Они высыпались из кузова, как гигантские мячи и помчались в разные стороны с визгом и гиканьем.

 



3 коментарі

avatar
Да, Рэна дней моих суровых, остра же наблюдательность твоя! —
не все мы МЯУ! — кто-то и хрю-хрю... да-с, это факт. По ряду личных
обстоятельств (гороскопных) вопринимаю твою психопею как Урок )) wacko
avatar
По гороскопу Бе-е, а не Хрю-хрю,
Я знаю, что понятно говорю.
А в каждой сказке есть урок.
Был Пушкин прав. Он был Сверчок!

Спасибо, Нина! Думала, никто не заметил отрывка из "ВС Мяу". приятно.
avatar
"Не заметить" сего НЕВОЗМОЖНО, Рэна...)) Но "отбить" твою безпроигрышную
свиную "масть" просто НЕЧЕМ!

Припоминается однако же "ОТСМЕРТЬЕ (Крайзеру)" Валерия Ануфриева...

... не припоминаешь?

Залишити коментар

avatar