(5 часть) Поэма-посвящение Ялте, Марине и Коро | Публікації | Litcentr
22 Липня 2024, 10:54 | Реєстрація | Вхід

(5 часть) Поэма-посвящение Ялте, Марине и Коро

Дата: 23 Червня 2011 | Категорія: «Поеми і цикли віршів» | Перегляди: 1041 | Коментарів: 5
Автор_ка: Рэна Одуванчик (Всі публікації)| Редактор_ка: за | Зображення: можно


Рэна Одуванчик в соавторстве с Ольгой Лебединской

К читателю-критику

 

Между небом и землей - цветы.

Между мной и тоже мной - стихи.

Вот такие фонари-мосты.

Есть хорошие, но нет плохих.

 

«Много облак, желтизны», - скажет Кот.

- И Нирваны! - вдруг заметит Гепард.

И джинсятины! - скажу наперед.

Я себя умею тоже ругать.

 

Одинаковые строчки? Рефрен!

Буквы пляшут попсу? Алфавит

Очень мал, а гениальности ген

Не всегда формат и новь говорит.

 

Вы находите, что длинно? Ага.

Так тетрадь в сорок восемь листов!

Не набьешь её грибами стиха -

И не выкурит, не вкурит никто,

 

Что умеешь ты мысли писать,

А не только есть и пить их с лица.

Всё равно не ставят Рэночке пять,

А как Шаов только: «Ай маладца!»

 

Между небом и землей - цветы.

Между мной и тоже мной - душа.

Это сад золотой воды,

Где штормит синевой пожар.

 

Разнотравие строк прости!

Безобразие грешных нот!

Мой читатель, со мной лети,

Если важен тебе полёт!

 

2

 

Такая я принцесса-клоунесса

Из Бременских мультяшных музыкантов!

Такие песни и такие пьесы:

На стыке первых проб и авангарда,

 

На грани графомантства и искусства.

Я в полдень - Мурка. Вечером - Аида.

Всё - по-кошачьи, на разрыв и грустно

И далеко от финок и Египта.

 

Но просит оптимизма карий взгляд.

Я так давно о Радости мечтаю!

Как О. и Р., как Басков с Монсеррат,

Я с классикой с эстрады вылетаю!

 

Я к вам калиной: горько-сладкий вкус,

Зато дышать без кашля с нею легче.

Читатель, я тебя чуть-чуть боюсь,

Особенно, когда на окнах вечер.

 

Как Демиург, неясен и незрим,

Велик и вездесущ, как воздух дикий.

Прочти моих друзей и сказки им,

Божок мой пару?- сотню?- тыщу?- ликий.

 

Нет, не кумир. Почти кумир - Гепард.

Точней гепардьей хватки собеседник.

Хотя возможно выше. Верю! Рад?

Тебе дарю калиновые бредни.

 

Скрипит мой скрипт,

Такая вот телега[1]!

Как говорит едва знакомый хипп.

О, смех и слёзы! Альфа и Омега

Поэмы той, в чьи строки каждый влип…

 

* * *

 

Еврипида от Аристофана

Отличить не пытайся всерьёз.

Просто в смехе поболе профанов,

Чем в трагедии видеть пришлось.

 

Трагик - дядька с ухмылкой хирурга:

Два блестящих ножа вместо глаз.

А комедия - тётка-подруга

На ковре разложила пасьянс…

 

Я, в седьмом поколеньи Петрушка,

Вам скажу - на духу - на весу:

Балаганной своей колотушкой

Трудно выбить у люда слезу!

 

Есть в трагедьях вершина: катарсис

(Нам - Ай-Петри, иным - Эверест)

А в комедиях плачут от счастья,

Пусть оно хоть в комедии - есть!

 

А паясничать много сложнее:

Можно в лоб не слезой получить.

…Нет, не знаю я, что сильнее:

Солнце или его лучи…

 

К счастию

 

У батюшки просят счастьюшка.

А Счастьища даст Отец.

Не денег, не пива, не платьичка,

А Тайны Небес Дворец.

 

Не благополучья летучего -

Слиянья духовных бездн.

Быть может, хотелось лучшего,

Но Счастья пошел процесс!

 

А что там за перестройкою

Духа? Там жизнь-то есть?

Ах, пить бы тоскищу горькую

Под осень!.. Пошел процесс

 

В нездешнее измерение,

Где праздника сон всерьёз,

Где вещее вдохновение

Диктует рулады роз.

 

…Устал Дед Мороз от Счастьица.

На снег он поставил груз.

Конечно, я настоящая.

Хочу, оттого боюсь.

 

Марине о Счастье

 

Я знаю, что такое страх.

В Мокрянке я жила изгоем,

Прыщом, еврейкой в лагерях,

Девчонкой-Бабою-Ягою.

 

И потому просила Счастия,

Сбежав в страну Краесогласия!

 

Я знаю, что такое страх.

Мой папа, друг мой детский, лучший,

Он умер на моих руках,

Болезнью страшною измучен.

 

И потому прошу я счастия,

В здоровье Божьего участия!

 

Я знаю, что такое страх.

Подруга в платье подвенечном

Лежит в мокрянкиных степях -

Ушла от злобы человечьей.

 

Для вас прошу простого Счастия,

Мои подруженьки глазастые!

 

Я знаю, что такое страх.

Как долго мама уходила!

Её в заоблачных мирах

Луна коварная носила.

 

О маме и сейчас молюсь.

И счастьем не уменьшить грусть.

 

Я знаю, что такое тьма

Людей, которые не слышат.

Не дай мне, Бог, сойти с ума

И мнить себя несчастных выше.

 

Я и сейчас о них молюсь.

Прозреют пусть! Внимают пусть!

 

Я знаю, что такое тьма.

Депрессий липких людоедство,

Когда себя я ем сама

И не могу никак наесться.

 

И потому прошу я Счастия

Душе, которой нет опаснее!

 

Я знаю, что такое тьма!

О, зачеркнуть бы это слово,

Как луч зачёркивает мрак

Молитвой каждый праздник новой.

 

Я помнить о родных учусь.

О них я, грешная, молюсь,

 

Мой муж, мой сын,

Вы, сёстры-братия!

Цветам весны

Цветного счастия!

 

Послесловие

 

1.К читателю, дрожа

 

Как Чехов - и Черный монах:

Две разных судьбы и эпохи,

Стою, заблудившись в цветах,

В себе и в рифмованном Боге.

 

Средь двух многозначных огней:

Меж Олей и Рэной, меж Рэной и Олей.

Кого мне предать больней

Во имя отсутствия гневной боли?

 

От мамы и папы давно ушла,

Но только к себе не пришла пока еще,

В какое из счастий впадет Душа

И не поплакавшись, и не покаявшись?

 

Плач на луну может вылиться в вой.

Смех на проспекте мутирует в стёб.

(И не  прочтёшь!) И пока ты живой -

Ты посерёдке, сложнее чтоб.

 

Знаю, читатель, что ты умней!

Знаю, читатель, что ты добрей!

Меня, эгоистку, простить сумей,

Меня, графоманку, строкой убей.

 

Читатель, люблю тебя и боюсь,

Дрожу в своей шкурке заячьей!

До Бродского, чувствую, не поднимусь,

И не опущусь до Павича.

 

Я - Басков. Меж классики и попсы

Пою, а скорей мяукаю.

Спаси, прочитай меня, друг, спаси -

Пусть поркой - старинной наукою.

 

Ты прост, словно Чеховский тихий герой.

Мистичен, как Черный монах.

Марина, мой Кот, Лупинос и Коро,

Вы не утонули в словах?

 

Мы их граблями шумно сгребли.

Мусор! Скажет иной.

Конечно, засохшие листья земли

И неба. Без них мне темно.

 

Довольно рефлексий! Про свет и про тьму

Сказала ж: меж двух огней.

Тихого счастья, как домик в Крыму

С садиком хочется мне…

 

2

 

Ах, дети цветов - моя родина

Крылатая Аварганда!

Зачем вам пишу тягомотину?

Вам неба бы - зелья дать?

 

Вас мало, незримые призраки,

Почти что как город Амурск[2].

У вас я свободе учусь,

Роднулечки дальние-близкие!

 

Надеюсь, что я не предам

Мокрянки силлабо-тонической,

Что буду хранить всегда

Весны талисман магический.

 

Надеюсь, приду сестрой

На помощь. И верю в главное:

В цыганской тоске-таро

Останусь я православною…

 

Опять о себе ты, женщинка?

Ведешь себя, словно гуру!

Ты не доросла до семечка,

Не то что до литературы.

 

Да, надо ступать невесомее.

Да встань ты, писака, раньше-ка!..

…Желаю вам счастия в Слове я,

И в ереси от Одуванчика



[1] Телега - история.

[2]  Амурск - город-призрак, построенный ради завода в советские времена.




5 коментарів

avatar
А вот и продолжение. Как маленький спектакль smile Хочу еще biggrin
avatar
Есть еще послестишие. Думала, ставить или нет. Поставлю.
avatar
Золотая калина наша с геном гениальности... Как меня особенно проняла вот та часть, которая о всем твоем горе пережитом говорит... Сильно, сильно - как всегда у тебя! Оленька, ты последние годы пишешь изумительно веско, снимаю шляпу и жму руку! Буду еще перечитывать предыдущие части, чтоб распробовать. И отпишусь потом, конечно же...
avatar
И там, где к читателю.... Чехов и Черный Монах (опечаточку подправь, посмотри)...
avatar
Спасибо, дорогая Габриэлла! Уважаю твоё мнение. Люблю твою прекрасную глубокую душу! Спасибо за внимательное чтение, описки исправлю.

Залишити коментар

avatar