Олександр Моцар «Простые фокусы» (уривок) | Публікації | Litcentr
28 Січня 2020, 08:13 | Реєстрація | Вхід

Олександр Моцар «Простые фокусы» (уривок)

Дата публікації: 09 Січня 2020 о 21:23 | Категорія: «Проза» | Перегляди: 1234 | Коментарів: 0
Автор: Олександр Моцар (Всі публікації автора)| Редактор: Дмитро Авер'янов | Зображення: Анна Ютченко


Олександр Моцар - український поет, прозаїк. Куратор мережевої версії нью-йоркського літературно-художнього альманаху «Черновик» (2004-2014). Лауреат журналу «Дети Ра» (2006). Співорганізатор міжнародного мейл-арт-проекту «45 років школи кореспонденції Рея Джонсона» (2008). Віце-президент Академії Заумі України. Учасник літературної групи ДООС.

Автор поетичних збірок «Бим и Бом и другие клоуны» (2013), «Е=М (Механика)» (Каяла, 2018) і численних публікацій у російських, українських, американських, французьких, німецьких літературних виданнях, а також журналах та альманахах («Дети Ра», «Черновик», «©оюз Писателей», «Журнал ПОэтов», «Альманах Академии Зауми», «Акт», «Словолов», «Стетоскоп», «СТЫХ», «Футурум АРТ» та ін.).



Простые фокусы, или смотрите, на верке сидит попугай!
(уривок)

3

— Слушай, ты, по-моему, боишься его, — цинично усмехнулась Татьяна. — Да, боюсь, — ответил Слоников, — но это ты страху нагнала. Торопишь постоянно, намёки какие-то бесконечные. Мне кажется, ты специально меня сбиваешь с толку. Только не пойму, зачем ты это делаешь. — Чтобы заманить тебя в ловушку и убить, естественно. — Вот именно. — Слушай, перестань. Ведёшь себя, как тёлка, — возмутилась Татьяна. — Нужен ты мне очень. Сам себя накрутил со страху, и каждое моё слово теперь выкручивает по-своему. Нужен ты мне очень, — повторила она.
 
В таком нервном галопе Татьяна и Валерий вступили на боковую алею парка Шевченко. До назначенного для встречи места им оставалось пройти совсем немного — метров сто пятьдесят, не больше. Эти метры они прошли молча. Слоников —  всматриваясь в приближающийся силуэт своего таинственного однофамильца, Татьяна —  иронична поглядывая на напряжённого, и от этого комично выглядевшего Валерия. — Здравствуйте, — приветствовал молодых людей пожилой фокусник. — И вам не хворать, — ответил Слоников. — Привет, — поздоровалась с дедом Татьяна. Валерию почему-то показалось, что этот фокусник уже в курсе всех его перипетий и сейчас непременно предложит достойный выход из этого лабиринта, но чародей и маг спокойно, обыденно спросил его:

— Ну, как ваши дела? — и не дождавшись ответа, неожиданно протянул номер литературного журнала с публикацией стихов Валерия и попросил подписать его. Слоников растерялся, но взял журнал в руки. — Подпишите публикацию. Вот вам ручка. — Что писать-то? — озадаченно спросил он. — Вы в первый раз подписываете? — спросил его Слоников. И не дождавшись ответа, продиктовал: — Гарри Слоникову от Слоникова Валерия. — Вас Гарри звать? — Совершенно верно. — А отчество? — Алексеевич. Но вы не указывайте его в подписи, — повелительно сказал Гарри. — На добрую память прибавить? — спросил Валерий, подписывая журнал. — Не стоит, — ответил Слоников-иллюзионист. — Кто знает, какую вы память оставите по себе. — Итак, формальности утрясли, — вмешалась в разговор Таня. — Нет. — Что еще? — Вот вам моя книга, на память, — Гарри Слоников протянул Валерию Слоникову экземпляр «Простых фокусов». — Ого, — тихо сказала Таня и присела рядом с дедом. — Ну, теперь говори, что стряслось? — Значит так, вот этот самый тип, — Таня указала на стоящего рядом Слоникова, — замешан в убийстве человека, — проговорив это, она очаровательно улыбнулась. 

— Присаживайтесь, — Гарри Слоников указал Валерию на место возле себя. — Итак, рассказывайте дальше. 

Слоников был готов к подобному обороту, поэтому он довольно чётко, хотя и не без волнения от недавно пережитого, изложил порядок событий. Гарри Алексеевич всего несколько раз перебил его. В частности, он поинтересовался, стрелял ли когда-либо Слоников из пистолета? Что запомнилось больше всего в момент выстрела? И как выглядела официантка, обслуживающая их компанию. Выслушав ответы, он облокотился на спинку скамейки и очень просто сказал: — Вам нужно спасаться бегством. Мы, пожалуй, поможем вам в этом. — Как бегством? <…>

Поверьте опытному фокуснику. Слоников шумно выдохнул и отёр влагу со лба. — Ну вот, — обескуражено сказал он, — и Татьяна говорила о простом фокусе. — Это непростой фокус, — улыбнулся Гарри Слоников. — Простой фокус делается не так. К примеру... — иллюзионист оглянулся по сторонам и увидел шагающих по алее двух мальчиков лет семи. Один из них был чуть повыше, и на нём была клетчатая рубашка, у второго мальчика рубашка была в полоску. Когда они почти подошли к скамейке, на которой сидела компания, Гарри Алексеевич неожиданно воскликнул: — Смотри, Таня, попугай на ветке, да большой какой! — и указал рукой на ветку каштана. — Точно попугай, смотри! — Таня дёрнула за рукав Слоникова. Тот растерялся и тупо уставился на ветку, на которой не увидел никакой птицы. Дети остановились и взволнованно стали вглядываться в летнюю зелень парка. — Вон, вон — смотри, перелетел на ту ветку! Синий! — развеселилась Таня и всплеснула руками.  — Сфотографируй его, — попросил Гарри Алексеевич свою внучку. — Сейчас, — согласилась Татьяна. Валерий, открыв рот от неожиданной выходки, ещё раз внимательно посмотрел в сторону попугая и на этот раз увидел воробья. — Точно попугай, — вдруг неуверенно сказал один из мальчиков, в клетчатой рубашке, — Видишь? — обратился он к другому. — Где? — чуть не плача от обиды, что не видит экзотическую птицу, спросил мальчик в полосатом трикотаже. — Всё, улетел, — подвёл черту иллюзионист. — Он, наверное, из клетки сбежал. Такое часто бывает. Ребята взволнованно посмотрели на Слоникова. Их лица были красными от волнения, а глаза блестели азартом. 

— Ты сфотографировала, Таня? — Не успела, улетел. — Улетел, — повторил за Таней один из ребят. — Ты что, так и не увидел? — спросил он своего друга. — Увидел, когда взлетел. Синий, весь синий, — парень посмотрел на Таню. — Точно, синий, — подтвердила Таня. — Только на голове жёлтые пятна. — Жёлтые пятна. — И я видел жёлтые пятна. Дети, довольные увиденным, наперегонки побежали по парку. Фокусник Слоников, провожая их взглядом, задумчиво сказал: — Ну вот, какой хороший день у них. Они видели синего попугая, сбежавшего из клетки, с жёлтыми пятнами на голове. Не каждый может этим похвастаться. — Но они ничего не видели, — возмутился Слоников, — так же, как и я. — Догоните их и спросите, и они вам скажут, что только что видели попугая. Большого и синего. Как очи Татьяны. — Спасибо, дедушка, — поблагодарила Таня. — Слоников Валерий, вы ведь всё поняли, я надеюсь? — Понял, что обдурили хлопцев. — Вы некорректно выразились. Мы создали иллюзию, каркас для воспоминаний, — поправил Валерия Гарри Алексеевич, — а мальчики в дальнейшем сами отредактируют и дополнят свои реминисценции яркими подробностями. А так как эти подробности будут актом их совместного творчества, то они очень скоро превратятся в действительность и останутся с ними навсегда. Вот так. Теперь вы поняли, что они сегодня в парке Шевченко увидели попугая? Хорошие воспоминания для детства, я считаю. Они и своим детям будут рассказывать про эту птицу — синюю и редкую. — Как мои глаза, — улыбнулась Татьяна. — Совершенно верно, Таня. Но вернёмся к вам, — сказал серьёзным тоном Гарри Алексеевич. — То, что случилось с вами, вернее, при помощи вас, это не фокус, это «развод» — грубое слово, но тем не менее. Предвосхищая ваше законное любопытство, сразу отвечу, что не знаю, кто убил. Но, пожалуй, знаю, по какой причине он это сделал, — проговорил фокусник и понизил тон до шёпота.


4

Вот если бы можно было подслушать этот разговор, то возможно, и прояснилась бы эта история до сути, до точки, за которой кристальная ясность. Но, поскольку этого не случилось, приходиться пользоваться слухами и намёками — и уже из них лепить примерную фабулу этой беседы. Итак, Слоников-иллюзионист подвинулся вплотную к Слоникову-поэту и шепотом сообщил следующее: — Вы сегодня ночевали у Тани. — Почему вы так решили? — Потому что вы ночевали у Тани. Но на ваш вопрос у меня есть ответ, только я вам его не скажу. Впрочем, это к делу не относится. Скажите лучше, Таня рассказывала вам что-либо из истории семьи? — Ну, так, совсем вкратце, — замялся Слоников. — Говорила, что отец военный, а мать учительница. — И всё? — Говорила, что родители умерли. Послушайте, — взволнованно сказал Слоников, — а почему мы говорим на эти темы без самой Тани? Как-то странно, согласитесь. — Со стороны, конечно, странно. Согласен. Что ещё она рассказывала? — Ничего, — Валерий решил свернуть разговор. Ему было крайне неудобно обсуждать Таню тайно, шепотом, в её же присутствии. Он посмотрел на девушку. Та, как ни в чём не бывало, курила, отойдя немного в сторону. Она перехватила взгляд Слоникова и равнодушно пожала плечами. — Не отвлекайтесь, — услышал голос иллюзиониста Валерий. — Дело в том, что моя внучка Татьяна Николаевна Гагарина — обладательница несметных сокровищ. Вот вокруг них и развернулись все эти события. Вы слышите меня? — далее Гарри Алексеевич заговорил неразборчиво и туманно. По крайней мере, Слоников так воспринял его последующую речь. 

Если бы сейчас прогремел гром и сверкнула молния, было бы эффектно, согласитесь. Но гроза начнётся только к вечеру — и не в самом Киеве, а в его пригороде. А пока солнце и дурманящая жара душили и притупляли остроту восприятия киевлян и гостей столицы. Слоников не был исключением. Он тупо посмотрел на Гарри Алексеевича, и только через несколько секунд до него дошла информация в полном объёме. — Каких сокровищ? — встрепенулся он. — Дед, ты рассказал ему. Зачем? — Таня услышала слово «сокровищ» и, как умная девушка, сообразила, о чём шёл разговор. — Он вправе знать, за что убили его дальнего родственника Мамонтова. — Из-за сокровищ Тани? Но откуда он знал вообще о них? — Видите ли, о них, о сокровищах, знают очень немногие и знают очень мало, хотя слухов о них, наоборот, очень много. Как всякая недостоверная информация, эта информация тоже обросла фантастическими подробностями. И в этом детективе фигурирует редкая фамилия Слоников, то есть мой сценический псевдоним и ваша настоящая фамилия… — Простите, а какая ваша настоящая фамилия? — Такая же, как и у Тани. — А у Тани? — Как, вы и этим не удосужились поинтересоваться у внучки? — Знаете ли, мне не до этого было, — раздраженно ответил Слоников. — Когда висит на тебе убийство, то не до фамилий случайных знакомых. — Понимаю, — иронично сказал иллюзионист, — но, тем не менее, я вам объявил фамилию Тани только что. — Что-то не помню. 

— Естественно. Слово «сокровища» выдавило из вас всю остальную информацию. А эта информация, я имею в виду родовую фамилию Тани, очень полезна.  Слоников смутился и попытался припомнить, о чём вообще шла речь до сокровищ. Но всё как-то расплылось в памяти. — Ладно, — вмешалась в разговор Татьяна. — Моя фамилия — Гагарина. Дедушка тоже Гагарин. — Запоминающаяся, — пробормотал Валерий. — Однако вы не запомнили, — усмехнулся Гарри Алексеевич Гагарин. — Сокровища вас ослепили. И не только вас. — Выходит, Денис Матвеевич знал об этих сокровищах? — сказал Слоников, почесав лоб. — Примерно то же, что и вы. Он знал, что они есть, — ответил фокусник. — А почём мне знать, есть они или нет, — пожал плечами Слоников. — Вы вот пацанам показали попугая, которого на самом деле нет. Может, и сокровища такие же, как этот попугай. — Ваше недоверие делает вам честь, — солидно ответил на это Гарри Алексеевич. — Правильно, не стоит верить на слово людям. Тем более таким подозрительным людям, как мы с внучкой, — фокусник улыбнулся. — В существовании сокровищ я вас убеждать не буду. Мне всё равно, что вы думаете по этому поводу. Верите вы или нет, это сейчас не важно. Но в начале этого разговора я вам сообщил о том, что вам нужно бежать, и бежать, по моему убеждению, нужно немедленно. Я объясню почему — в эти сокровища верят другие люди, и вы для них цель. Для этого путешествия, если можно так выразиться, вам, естественно, потребуются средства. И вы эти средства получите. — Тяня, — обратился дед к внучке, — у тебя в сумочке всегда есть какая-то мелочь. Выдай поэту на проезд. — Куда? — спросила рыжеволосая внучка. — В любой уголок страны или в любой уголок мира? — Страны, — кивнул внучке Гарри Алексеевич. Татьяна равнодушно открыла сумочку, достала кошелек, а из кошелька монету. Солнце брызнуло в глаза Слоникову. Он сразу понял, что монете золотая. 

О том, как Валерий Слоников отреагировал на эту новость, сказать сложно, так как реакция была цепная, затронувшая громадный спектр чувств и эмоций нашего героя — от крысиной жадности до равнодушного умиления, от тревоги до восторга, от желания ограбить до желания выбросить это золото. В конце концов, все эти порывы вытеснило любопытство. «Посмотрим, что дальше будет», — подумал он и взял монету. Предмет был увесистый и приятный на ощупь. На золотом овале был изображён мужчина в короне и бороде, стоящий на колене и держащий в руке, по-видимому, копьё, на обороте была вмятина — и всё. Слоников невольно расплылся в улыбке, и тут же понял, что сейчас на него внимательно смотрят, изучают реакцию Гарри Алексеевич и Татьяна… 

— А как тебя по отчеству, Таня? — спросил Слоников, пряча монету в карман. — Тоже забыли, — улыбнулся Гарри Слоников, — но это не важно. Обойдётесь пока без отчества. — И что дальше? — спросил Валерий, не обратив внимания на ответ Слоникова. — Куда я эту монету дену? Не в ломбард же нести, в самом деле. — Ну, подумайте, как можно распорядиться ей. Должен предупредить — это непростая задача. — Послушайте, по-моему, вы меня мистифицируете. Я не понимаю, зачем мне вообще скрываться? — спросил Валерий. — Если стрелял не я, а вы утверждаете это, то всё очень просто — обнаружат пистолет, вернее, уже обнаружили и уже выяснили, что это простая зажигалка. Свидетели есть. Я объяснюсь — и всё. — Нет, не всё. — Что ещё? — Дело в том, что вы в игре, — веско сказал Гарри Слоников, — а кем быть в этой игре, пешкой или игроком, решайте сами. Только помните, что ради победы не только пешками жертвуют, но и другими фигурами, к примеру, слонами. — Намекаете? — угрюмо спросил Слоников. — Намекаю, — веско ответил Слоников. — Я не хочу… — И я не хочу, — перебил Валерия его однофамилец. — Но так складывается эта партия. Согласитесь, не всё получается по вашему хотению, ровно как и по моему. — И всё-таки… 

— Как вам будет угодно. В таком случае, просто верните золото и поступайте, как хотите, — равнодушно сказал фокусник. — Только помните: убийца у вас за спиной. Слоников невольно оглянулся. За спиной стояла Таня. Валерий улыбнулся ей. — Ты уверен в тех людях, с которыми пил и у которых брал зажигалку? Ты вообще в чём-нибудь уверен, перед тем как вынырнуть на поверхность? — спросила девушка. — Убил тот, кто был у тебя за спиной. Решительный поступок, не правда ли? — Таня с сожалением посмотрела на Валерия. — А теперь верни монетку и проваливай.  Слоников достал монету из кармана, посмотрел на неё и положил в другой карман. — А почему вы встречу возле сортира назначили? — спросил он фокусника. — Потому что из окон второго этажа тринадцатого дома неудобно следить за нами, когда мы находимся именно здесь. Слоников вздрогнул. — Шучу. Просто возле памятника Шевченко скучно, возле шахматных столиков никогда нет мест, а лавочки у сортира почти всегда не заняты. К тому же, отхожее место стоит на перекрёстке — дьявольская эмблема. Однако, как вы испугались. Забавно. 



0 коментів

Залишити коментар

avatar