Марія Банько «Моя мама училась с Меладзе на кафедре сварки» | Публікації | Litcentr
22 Березня 2019, 00:54 | Реєстрація | Вхід

Марія Банько «Моя мама училась с Меладзе на кафедре сварки»

Дата публікації: 29 Грудня 2018 о 12:52 | Категорія: «Поезія» | Перегляди: 875 | Коментарів: 0
Автор: Марія Банько (Всі публікації автора) | Зображення: Марія Банько


Марія Банько - поетеса, журналіст. Лауреатка низки літературних фестивалів. Публікації: Журнал «Воздух» (2015), поетична збірка«Жіноче коло» etc. Лонг-лист Премії Аркадія Драгомощенко (2015). Співзасновниця й редакторка культурного мережевого порталу ArtMisto. Редакторка й модератор літературного порталу Litcentr.


Скорбь в четыре циновки.
Башмаки в чем-то липком,
И где-то на юге -
Баржа, затопленный док.
Вероятно, бахча. 

Настоящие панки живут и умирают в Кременчуге.
Устрицы на вкус как Бердянск.
Моя мама училась с Меладзе на кафедре сварки.
Все хотят мира, но почему не мира. 
Игорь Погоня написал мне.
Дизайнер Дизайнер написал мне.
Профессор сравнительного конституционного права интересуется,
почему мой профиль в социальных сетях ведется на испанском;
не похищали ли меня инопланетяне;
и вообще, эта женщина в метро, которую он поцеловал после 10 лет горлового пения -
кто?


***
Каждый раз, когда я плачу за коммуналку,
Я создаю мир. 

Пусть трускавка, następny przystanek, entschuldigen sie mir bitte -
У воды в ритуальном бюро сладковатый привкус.
На бездомном возле собора Святой Инессы
Зеленое одеяло из колючей верблюжьей шерсти. 
Мы таким укрывали картошку на лоджии до,
Грели верным дыханием.

Потому как где нам искать Его?
Как не в теплой картошечке,
Не на кончике языка?


***
Вот вы говорите: «Атланты!».

А я говорю, что Любовь Сергеевна
40 минут держала Анатолия Петровича
на вытянутых руках
над хлипким балконом,
над той социальной бездной,
в которой узор на халате уже ничего и не значит.


***
Этот кафель рождает чудовищ. 

Так записано в трудовой.
Какие конденсаторы растут!
Срезаешь кортиком, кладёшь у изголовья. 
Мой смешной человек, как стесняешься ты не поступка,
Но хруста, предсмертного визга. 
Это чистый карбид, будто спелый арбуз на прощанье. 


***
Толстая женщина в пончо-палатке на Липках: 
Холостое бубнение, месиво, жир, речевой аппарат.

Проходя, снова липко потеешь,
Думаешь не про еду.
Хочется палкой потыкать рыхлое старое облако.
Там Лас-Вегас такой, насекомые, кучери, стыд. 


***
Соседка по купе говорит, что ее соседку покусала оса,
И теперь в этом отеке живет Он. 

Был какой-то июль, когда Южная бабтистская конвенкция
Высадила десант в селе Красный Кут.
Мой дядя бросил пить, сестра выбросила приставку.
Не могли отказаться только от мелочи: сладких свиных хвостиков,
Которые чудо как хороши через 10 минут после забоя.

Осы заполняют купе, село в едином порыве молится за то,
Чтобы боженька послал мне непьющего работящего мужика. 

Аппетитная мраморность. Косноязычие тела. 


0 коментів

Залишити коментар

avatar