Как я стал атеистом | Публікації | Litcentr
07 Жовтня 2022, 19:39 | Реєстрація | Вхід

Как я стал атеистом

Дата публікації: 16 Грудня 2014 о 16:09 | Категорія: «Выбор редакции» | Перегляди: 1160 | Коментарів: 1
Автор_ка: Юрий Соломко (Всі публікації) | Зображення: Текст номинирован

*
    Там я лет до шести верил в Деда Мороза.
    Там папа катал меня на ноге.
    Там я летом скользил по траве на лыжах.

     (Ну, может, и не скользил.
    Но это ведь было Там —
    так что пусть будет «скользил».)

    Там на елке на ниточках висели конфеты.

    Там я с братом под предводительством мамы
    вырезал снежинки из папиросной бумаги.

    Там бережно разглаживал удачные
     (чаще мамины) на оконных стеклах
    в «большой» комнате.

    Предварительно проклеивая каждую из них
    кусочком хозяйственного мыла,
    смоченным в воде.

 *
    Там из одних только кубиков
    создавались миры.

    Там единственная смерть для солдатика —
    смерть в бою.

    Там для меня — неприемлем футбол
    по телевизору.

    Там подпрыгнув, я мог зависать в воздухе…

     (Иногда, и самому не слишком-то верится —
    но сомневаюсь недолго: «Это же было Там!
    А значит, было.»)

 *
    Так что: кому-кому, а мне — грех жаловаться,
    если я могу сказать о себе почти не лукавя

     (только прошу: не упрекайте, не смейтесь,
    не говорите, что лгу): «У меня были крылья!» —
    ведь я про Там говорю.

    А ведь Там, честно-пречестно,
    лгал я значительно реже. Да и часто без цели —
    скорее, от чрезмерности.

 *
    (Там — необозримая перспектива.

    Там — время неспешно.

    Там мои представления об устройстве мира —
    знания-наверняка.)

 *
    К примеру, Там я твердо уверен, что у Деда Мороза
    есть диковинный телевизор, который принимает
    всего один канал (тот, без которого не обойтись) —

    канал «Новогодний»: «Персональный телеканал
    специального назначения, созданный с целью
    контроля / поощрения». Вещание прерывается

    только на профилактику. В рабочем режиме
    показывает круглосуточно и без снега: (в том числе)
    как я и брат — плохо себя ведем и спим зубами к стенке.

 *
    Там к концу осени я уже вовсю боялся, что именно на этот раз
    великодушие Дедушки Мороза иссякнет и что он возьмет

    да и отдаст мой подарок в нагрузку к другим подаркам
    какому-нибудь образцово-показательному ребенку.

 *
    Там степень моего раскаянья в «недопустимом» поведении
    напрямую зависела от количества дней, остающихся до праздника.

    Так в первые дни зимы извинение, регулярно произносимое
     (начиная с ноября), шепотом, под одеялом к адресату Дед Мороз,
    еще имело под собой исключительно прагматическую основу

     (искренне надеялся, что при скрупулезном отношении
    к выполнению ритуала-извинения Красный Нос смягчится
    и долгожданный подарок — все-таки окажется в моих руках).

    Но что взять? — Ребенок. С каждым днем мучился все сильнее.
    И в предпраздничные дни выносил себе окончательный приговор:
     «Хуже подлеца!.. Ничтожество!.. Мальчиш-Плохиш!»

    О «своем» подарке — забывал и думать. А мои вчерашние кривляния
    приобретали вид просьбы: «Дедушка Мороз, пожалуйста, прости.

    Пожалуйста, никого не наказывай. Отдай, пожалуйста, подарки тех,
    кто в этом году не заслужили подарки, — тем, кто их не заслужили».

 *
    Давно замечено, «суть произошедшего представляется ясно, увы —
    когда без особой надобности»: Страх не оправдать чьи-то чаянья
    и быть обманутым в своих, как и большинство других моих

    тогдашних опасений, не имел под собой значительных оснований.
    Ведь Там, как оказалось, Дед Мороз был чем-то вроде моего
    детского Бога-Отца, чем-то вроде книжного В. А. Сухомлинского.

    Ибо Там Красный Нос прощал мне все сумасбродства и шалости,
    а Его наказания за мои проделки были до нелепого гуманистичны.

    Ибо Там проводниками воли Красного Носа
    (архангелами по совместительству) были
    мои самые-самые: умные, сильные, красивые:

    в миру — раб божий Александр,
    в миру — раба божья Вера,
    а для меня — просто — Мама и Папа.

 *
    Однажды Там, когда Дедушка Мороз, как всегда заполночь,
    спустился к нам в дом по дымоходу, в «большой» комнате
    у ствола сухонькой ели — уже стоял аккуратный мешочек.


1 коментар

avatar
чего-то бы свежего увидеть наряду с проверенными текстами.

Залишити коментар

avatar