Марина. "До 120-ти"- и дальше... | Публікації | Litcentr
14 Грудня 2018, 10:13 | Реєстрація | Вхід

Марина. "До 120-ти"- и дальше...

Дата публікації: 11 Жовтня 2012 о 02:56 | Категорія: «Читальный зал» | Перегляди: 2215 | Коментарів: 2
Автор: Читальный зал (Всі публікації автора)


8 октября 1892 г.

120 лет Марине Цветаевой.


Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверстую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось:
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!


«Она единственная во всем Серебряном веке, чей живой физический голос 

не сохранился! Ее даже и не думали пригласить на фонограф к Бернштейну.

Настолько незначительной она считалась до отъезда. 

А после отъезда ее известность была только групповой, эмигрантской.

Ни одного кадра в кино, ни одного звука для вечности. 

Могилы тоже нет.

С ее живым присутствием как-то плохо - и тогда, и сейчас. 

А когда встречалась с Ахматовой в 40-м году в Москве - шла на свидание

с Королевой. У Ахматовой свита, бесконечные эккерманы, у нее - только перо

и тетрадные листочки. То, что она вернулась в Россию, было замечено только

подручными Берии, Ахматовой да Пастернаком. 

То, что она погибла, вообще не было заметно на фоне великих народных

бедствий. Ее возродила к жизни только дочь, посвятившая остаток

послелагерной жизни изданиям стихов полуизвестной матери. 

А потом, уже в 70-е, когда ее книги везли из Болгарии и Венгрии счастливые

выездные туристы, оказалось, что книга Цветаевой это твердая валюта. 

Ею, как Булгаковым и Высоцким, можно было платить мясникам и слесарю

автосервиса. С ее помощью привораживали нужных людей.

Зеленый томик стоял на полках у знаменитых врачей и книжных спекулянтов.

Ее признали, когда она стала - деньги. 

Пошли романсы в фильмах Рязанова, песни в исполнении Пугачевой.

Марина стала своей в пошлой блатной стране. 

А потом пришли 80-е и 90-е, и она осталась одна.

Без отца - великого античника, без сестры - знаменитого писателя. 

Без дружб с Волошиным и Мандельштамом. Без эмигрантских друзей-врагов.

Без мужа-агента НКВД. Просто сама по себе Марина. 

Она дошла до новой России, совершив долгий окольный путь.

До ученого далеко, его знания светят, но не греют. 

Актер скрывается за своей маской, музыкант - за своей музыкой. 

До поэта душе ближе всего.»

(Владимир Емельянов. СПб. Россия.) 


За то, что мне — прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
— Послушайте! — Еще меня любите
За то, что я умру.



Акварельный портрет Цветаевой - незадолго до её отъезда в СССР... 

Борис Фёдорович Шаляпин. Париж. 1938.

Памяти Марины Цветаевой 


Хмуро тянется день непогожий.
Безутешно струятся ручьи
По крыльцу перед дверью прихожей
И в открытые окна мои.

За оградою вдоль по дороге
Затопляет общественный сад.
Развалившись, как звери в берлоге,
Облака в беспорядке лежат.

Мне в ненастьи мерещится книга
О земле и ее красоте.
Я рисую лесную шишигу
Для тебя на заглавном листе.

Ах, Марина, давно уже время,
Да и труд не такой уж ахти,
Твой заброшенный прах в реквиеме
Из Елабуги перенести.

Торжество твоего переноса
Я задумывал в прошлом году
Над снегами пустынного плеса, 
Где зимуют баркасы во льду.

х х х

Мне так же трудно до сих пор
Вообразить тебя умершей,
Как скопидомкой мильонершей
Средь голодающих сестер.

Что сделать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть.
В молчаньи твоего ухода
Упрек невысказанный есть.

Всегда загадочны утраты.
В бесплодных розысках в ответ
Я мучаюсь без результата:
У смерти очертаний нет.

Тут все — полуслова и тени,
Обмолвки и самообман,
И только верой в воскресенье
Какой-то указатель дан.

Зима — как пышные поминки:
Наружу выйти из жилья,
Прибавить к сумеркам коринки,
Облить вином — вот и кутья.

Пред домом яблоня в сугробе.
И город в снежной пелене —
Твое огромное надгробье,
Как целый год казалось мне.

Лицом повернутая к Богу,
Ты тянешься к нему с земли,
Как в дни, когда тебе итога
Еще на ней не подвели.

1943

Борис Пастернак




2 коментарі

avatar
"Просто сама по себе Марина."...
Спасибо, Мастер!

Залишити коментар

avatar