Яніс Сінайко «окаменелости» | Публікації | Litcentr
20 Квітня 2018, 03:38 | Реєстрація | Вхід

Яніс Сінайко «окаменелости»

Дата публікації: 31 Січня 2018 о 18:33 | Категорія: «Поезія» | Перегляди: 601 | Коментарів: 0
Автор: Яніс Сінайко (Всі публікації автора)| Редактор: Дмитро Авер'янов | Зображення: sothebys.com


Яніс Сінайко - народився та живе у Львові. Публікації в журналі «Воздух», на сайті «Polutona» та інших виданнях. Автор книги «Ангел-конструктор» (видавництво «Лоція», 2017 рік). Довгий список Премії Аркадія Драгомощенка (2015, 2017 роки).



***

распятия шорох и вес

у подножья

обёрнутый сердцем
священный скот
сжимает в зубах

генеалогию

высокие языки памяти
немо
возносят камень

над

травами крови твоей
ничейно
разрез застывает



***

во сне из крови

топот животный срывает
с веток
звёзды и льва

в последствии удара

поднятые прапамяти
возобновляют устойчивость
на четырёх 
ещё не 
присвоенных фрагментах
помысленного



***

люди всплывают 
навстречу друг другу

в звериных следах

дыхательные отверстия леса
толкают их крики

наружу

в двери на ветру

мёртвое поле обратно
гремит 
ископаемым гневом



***

к утру разматываясь лес 
обнажает большие следы 
насилия об которые ты
непременно споткнёшься даже
идя одной и той же дорогой 
который раз подряд



***

чёрные

спины собак 
расцветают в пещере

лесом

ты шепчешь: напрасно

роды ведь эти
бесследны

всего лишь 
дробящийся звук шагов

на 
Руине храма

челюсть ландшафта

срывается 
с ветки
говорить о себе
только знаком

падения



***

из глубины

исторгнут
танцующий сад

стальные стрекозы несут на себе
уцелевшую кость 
прародителя

и ты

перед этим движением
высохший возглас зелёный

ведь 
никто 
не сказал что выпорхнет музыка

это в тебя
никто 
вообще ничего
не сказал



***

возникая где-то
ещё в самом начале 
мира

воспаляющая угроза

всё же
восходит 
на эту поверхность

солнцем
первомедузы



***

из этого путешествия 
по скалам и соли

будем 
выветренны

только 
слова произнесённые
однажды

вернутся

нащупав другую
дорогу
обратно

в кость



***

неназванные

мы
с глазами навыкате

и тёплое 
чёрное небо
ложится ушами к земле

там
каждая жёлтая кость
урчит

трепетностью 
открытия



***

в какой-нибудь громкой 
тьме стальных динозавров 
дрожащий язык скребёт 
по реке перемещая одни
лжесвидетельства



***

спустя столетия

кто-то
последний

идущий по этой 
выровненной 
земле

споткнётся

о тело
чудовища

выползшего
внезапно
из-под кровати 
предка



***

даже будучи погребёнными 
глубоко под
завалами старых снимков

они 
всё так же заметно
шевелятся

тяжёлые
прижимая к себе 
тишину
отдалённо похожую на
позвоночник животного



***

дождь остановился

кто-то из наших 
спускал на воду деревянную лошадь

кто-то 
непоправимо болел

кого-то здесь уже 
просто не было

даже книга

застыла раскрытой 
в уродливом изображении чьей-то семьи

но
окаменелость

вздрогнув на дне тарелки 
размякла внезапно
всё отрицая



***

однажды набитый обносками
дом вскроет себе живот а мы
оказавшись снаружи 
сразу же истребимся но нас 
восстановят опираясь на 
отпечатки в пыли и разумеется 
ложные первоисточники



***

внутри близорукости зреющий
тонкий родитель с помощью
сверхновых стёкол также
может быть увеличен до точных 
размеров бесследности



***

нефритовые головы
всего лишь 
усилие

над

невосполнимой утратой
отверстия

как тут разгадать тебе

смех

и вовсе
неприкасаемый

в сыром дыхании
дальнего родственника



***

плоть возносится 
к небу
чёрными листьями

в глазницах чудовищ
неприкасаем
снег

где

из отяжелевшей руки
яблоко
падает
в твёрдую грязь
разбиваясь



***

лицо брошено

над черепом снега
ложится

слеза

опухая
в тихую сторону ночи
расходится

надвое



***

губы гигантов
у песка
отнимают тяжёлую кровь

под

языками семьи
их слово
становится гладким 
как маленький камень

как 
первобытное чувство

брошенное не глядя 
под ноги любимым



***

львиные лапы тяжёлые
в окна тебе скребутся 
в окнах рисуют

сердце

разрубленное на части

холод рисуется 
в дёснах 
в колючей железной воде

вопли

расшатаны

бережно
выдохни
в пепел

пускай
тихий корень растёт



***

тогда прикасаясь к земле
мир у которого свет так же
страшен
ты говорила



***

шаги твои

от крика

до крика

всё ближе

не

иди на него

не иди

это

я там



***

в этом шуме бросив быть может 
из предосторожности камень 
если услышишь всплеск то скажи 
умоляю ты знаешь наверное кто говорит



***

если поднять из глубин
давно затонувший голос
он разразится 
быстрее и громче
чем ты когда-либо сможешь
сказать люблю



***

что вертится
яростно между
ладонями

достаточно вышептать
имя в

тебя не станет



***

по ту сторону разговора

высушенная курица смеха
ложится в ладони ни разу
не вздрогнув



***

уже докопавшись до самых 
глубин наткнёшься всего-лишь 
на ухо которое ужаснувшись 
внезапно вслушается в тебя



***

уши вобрали 
землю

у входа
песня

ломается

нет

слова 
кроме
удара в полость



***

головы упрощаются
безостановочно

лишь мышечный
шёпот их

дотлевает с обеих сторон
как след от пощёчины



***

две твои головы по очереди
отрывают
и любят друг друга

я 
прячусь в углу кровати

когда шорох
утихнет

четыре плеча
взвоют
в попытке изобразить напрасное



***

голова поверженного гиганта

вне подвига

твой страх звучит
через неё



***

дерево настолько высокое
что выпрямляясь сумело 
коснуться солнца зажглось
проезжая мимо конечно
даже сквозь плотно закрытые
окна возможно услышать 
крик не о боли но обращение
к дальнему другу взгляни
каким я буду с тобой красивым
в последний раз на земле



0 коментів

Залишити коментар

avatar