10 Травня 2021, 02:30 | Реєстрація | Вхід
/ Новини / Лестница Кедрова. Обобщение когнитивной теории метафоры. - 26 Серпня 2012

Лестница Кедрова. Обобщение когнитивной теории метафоры.

Категорія: «Новини»
Дата: 26 Серпня 2012 (Неділя)
Час: 13:12
Рейтинг: 0.0
Матеріал додав: pole_55
Кількість переглядів: 1408



кедров, метатеория, бойко / Некоторые лестницы куда-то ведут...Фото Михаила Бойко
Константин Кедров (р. 1942) известен не только как поэт и основатель собственной литературной школы, но и как разработчик нескольких философских концептов, главные из которых – метаметафора, метакод и инсайдаут. Автору данных строк часто приходится сталкиваться с нелестными отзывами об этих терминах. Приводимые аргументы можно разбить на две группы: 1) вторичность; 2) неясность. Вопрос о вторичности находится в компетенции историков идей, но, по нашему мнению, даже заимствованные конструкции Кедров обогатил множеством индивидуальных нюансов.

А неясность – это именно то, что привлекает исследователя. Это вызов, приглашение померяться силой. Заметим, что туманность терминов в данном случае вполне объяснима и простительна, поскольку философские концепты Кедрова являются продуктом поэтической интуиции и неразрывно связаны с его поэзией. Как известно, невозможно «поверить алгеброй гармонию»...

Но именно этим заведомо тщетным делом мы и займемся. И сконцентрируемся на первом из трех концептов – теории метаметафоры.

Нижеследующее ни в коем случае нельзя расценивать как реконструкцию мысли Кедрова. Это всего лишь исследование вопроса: возможен ли такой формализм, следствия из которого были бы аналогичны результатам Кедрова, полученным интуитивным путем?

1. Век метатеорий

XX век – это век метатеорий. Под метатеорией подразумевается теория, анализирующая структуру и методы некоторой другой теории. Исторически этот термин был введен в исследованиях по основаниям логики и математики. Термин «металогика» предложил гениальный русский логик Николай Васильев в статье «Логика и металогика» (1912–1913). Немецкий математик Давид Гильберт первым стал регулярно употреблять термин «метаматематика» и сообщил ему четкий смысл в первом томе «Оснований математики» (1934).

Практически одновременно в статье «Понятие истины в языках дедуктивных наук» (1933) польский логик Альфред Тарский ввел термин «метаязык». По сути, это более богатый язык, который использует метатеория для описания языка теории.

Мистик-визионер Даниил Андреев в трактате «Роза Мира» (1950–1958) использовал термины «метаистория», «метакультура» и даже «метареализм».

В личной беседе Кедров признал влияние на себя всех этих популярных среди советских диссидентов метатеорий («Тенистые тропы», см. «НГ-EL» от 10.09.09).

2. Метафора в квадрате

Впервые интересующее нас слово встречается в статье Константина Кедрова «Метаметафора Алексея Парщикова» («Литературная учеба», № 1, 1984). Нам пока не важно, в каком значении использовал его автор. Поставим другой вопрос: законен ли сам термин?

Сразу отмахнемся от упрека в неблагозвучии. Слово «метаметафора» не сложнее для произношения, чем давно прижившийся термин «метаматематика».

Существенней другое: а имеем ли мы право нанизывать друг к другу приставки «мета-»? Ведь никто не говорит: метаметатеория, метаметалогика, метаметаматематика, метаметаязык…
Однако все эти термины являются вполне законными и используются в научной литературе. Если вы их употребите – вас поймут, просто такие слова плохо распознаются в тексте и на слух. Ответьте с ходу, сколько нолей после единицы: 10000000000. Трудно? Поэтому мы говорим «десять миллиардов», а не «единица-ноль-ноль-ноль-ноль…». Точно так же в современной науке вместо термина «метаметатеория» мы говорим «метатеория второго порядка», вместо «метаметалогика» мы говорим «металогика второго порядка»…

Очень просто понять, что это такое. Возьмем, например, теорию, имеющую дело с какого-то рода объектами. Эта исходная теория называется объектной. Чтобы анализировать структуру и методы объектной теории, мы используем метатеорию. А с помощью чего нам анализировать структуру и методы метатеории? Очевидно, с помощью некоторой метаметатеории, или метатеории второго порядка.

Таким образом, если бы Кедров заговорил не о метаметафоре, а метафоре второго порядка, новый термин вызвал бы гораздо меньшее сопротивление. Самое потрясающее, что так могло случиться, ибо первоначально Кедров хотел запустить термин «метафора в квадрате», но умышленно выбрал вариант, сильнее режущий слух. Что ж, каждый автор хочет привлечь к своему открытию как можно больше внимания и имеет на это полное право…

3. Иерархия языков Тарского

Пусть у нас есть некоторая метатеория второго порядка. Очевидно, ничто не мешает нам построить метатеорию третьего порядка и т.д. В общем случае, если мы имеем метатеорию N-порядка, мы всегда можем сконструировать метатеорию (N+1)-порядка.

Таким образом, если у нас есть некоторый термин T (теория, логика, математика, история и т.д.) и мы по некоторым правилам ставим ему в соответствие метатермин MT, то тем самым мы порождаем бесконечный ряд {T, MT, MT2, MT3… MTN…}.

Рассмотрим это на примере языка/метаязыка. Возьмем какой-нибудь объектный язык L0, в котором возможны автореферентные предложения, то есть предложения, говорящие о самих себе. Тогда окажется, что некоторые предложения в этом языке не могут быть ни истинными, ни ложными. Например: «Данное предложение (которое вы сейчас читаете) – ложно». Это так называемый парадокс Лжеца. Курт Гёдель показал, что парадокс Лжеца возникает даже в таком элементарном языке, как арифметика.

Тарский разрешил этот парадокс, показав, что ни один язык не может содержать собственного предиката истинности. Поэтому предикат истинности для L0 содержится в метаязыке L1. Процесс может повторяться, приводя к последовательности {L0, L1… LN…}.

Тарский в «Семантической концепции истины и основаниях семантики» поясняет: «Следует отметить, что термины «объектный язык» и «метаязык» являются лишь относительными. Если, например, нас заинтересует понятие истины, применимое к предложениям не нашего первоначального объектного языка, а его метаязыка, то последний автоматически становится объектным языком нашего обсуждения, и чтобы определить истину для этого языка, мы должны перейти к новому метаязыку, так сказать, к метаязыку более высокого уровня. Так мы приходим к целой иерархии языков». Это и есть знаменитая иерархия языков Тарского.
А возможна ли…

4. …иерархия метафор Кедрова?

Допустим, что термин «метафора в квадрате» имеет какой-то смысл (какой именно, мы еще не выяснили). Очевидно, мы не можем на этом остановиться. Сразу напрашивается вопрос: а что тогда такое метафора в кубе, метафора в гиперкубе, вообще метафора N-порядка?

Как следует из нашей беседы четырехлетней давности, Кедров задумывался над этим вопросом:

«М.Б.: Наверное, вы думали над вопросом: возможна ли метаметаметафора и так далее?

К.К.: Помнится, весной 1982 года ко мне в Переделкино приехали Алексей Парщиков, Ольга Свиблова (тогда его жена) и финский славист Юкка Маллинен. Они пришли и попросили как-то назвать одним словом то, чем мы занимались последние десять лет. Я предложил: давайте пусть это будет метафора в квадрате, метаметафора. А все возразили: это будет трудно выговорить, все будут говорить мета-мета-мета-мета-…фора. Я сказал: ничего, научатся. И действительно, первое время все заговаривались, но потом привыкли. <…>

М.Б.: Но хотелось бы услышать прямой ответ на вопрос: возможна ли метаметаметафора и дальнейшее умножение приставок «мета-»?

К.К.: Ясное дело, что там, где четыре измерения, там есть и пятое, и шестое и т.д. Разумеется, правильнее говорить N-мерная метафора».

Таким образом, если окажется, что термину «метаметафора» (метафора второго порядка, метафора в квадрате) можно приписать какое-то значение, то правомерно поставить вопрос о значении терминов «метафора третьего порядка» и т.д. Назовем возникающую гипотетическую конструкцию иерархией метафор Кедрова или, более образно, лестницей Кедрова.

5. Число ступеней в лестнице Кедрова

Интересно, что мы до сих пор не выяснили, что именно означает слово «метаметафора» и вообще означает ли что-нибудь, а уже сконструировали многоуровневую систему гипотетических сущностей. Поскольку нам терять нечего, продолжим в том же духе.

Вопрос: сколько ступеней в лестнице Кедрова?

В иерархии языков Тарского бесконечное число уровней, но на практике мы используем лишь самые низкие. Почему? Потому что чем выше порядок метаязыка, тем более громоздким он становится.

Метаязык включает в себя: 1) термины объектного языка; 2) термины, относящиеся к форме выражений объектного языка и используемые для образования их имен; 3) термины более богатой логики.

Соответственно метаязык N-порядка включает в себя 1) термины метаязыка (N–1)-порядка; 2) термины, относящиеся к форме выражений метаязыка (N–1)-порядка и используемые для образования их имен; 3) термины более богатой логики.

Рассмотрим гипотетическую лестницу Кедрова {MF0, MF1… MFN…}. До установления смысла слова «метаметафора» мы не можем сказать, сколько в ней ступеней, но, очевидно, существуют три теоретические возможности:

1) одна ступень (метафора), если слово «метаметафора» не означает ничего определенного;
2) N ступеней, если для любого K, такого что K>N, истинно, что MFK = MFN;
3) бесконечное число ступеней.

6. Тупик имени Кедрова

Должен вас огорчить. Строго говоря, наши рассуждения не вполне некорректны. Метатермины образуются от терминов исходного (объектного) языка. Но метатермином по отношению к какому термину является метафора? Не является «мета-» в слове «метафора» только этимологически, то есть только по происхождению, той же самой греческой приставкой, что и в словах «метатеория», «метаматематика», «метаязык»? Не очевидно ли, что «мета-» в слове «метафора» уже давно стала частью корня и не несет самостоятельной смысловой нагрузки, поскольку в лингвистике мы не используем термин «фора»?

Тогда между метафорой и метатерминами возможна лишь этимологическая, но не структурно-смысловая аналогия, которую мы, выходит, так поспешно разработали. По сути, это все равно, как если бы мы из того факта, что существует метан (СН4), заключили, что существуют метаметан и метан N-порядка, и попытались вывести их химическую формулу. Какой абсурд!

А ведь так все хорошо начиналось…

7. Фора, или 0-метафора

А что нас, собственно, смутило? Если в лингвистике не используется термин «фора», это отнюдь не означает, что мы не можем указать некоторую сущность, по отношению к которой метафора является метатермином. Более того, если мы такую сущность обнаружим, ничто не мешает нам назвать ее форой. Синонимы: нулевая метафора, 0-метафора, метафора нулевого порядка.

Для того чтобы отловить всю эту ораву гипотетических сущностей, нам нужно понять, что такое метафора. Наиболее распространенной и продуктивной сегодня является когнитивная теория метафоры. Согласно ей, метафоризация основана на взаимодействии двух структур – источника и цели. В процессе метафоризации некоторые области цели структурируются по образу источника, иначе говоря, происходит метафорическая проекция (отображение) одной области на другую. Как пишут основоположники когнитивного подхода к метафоре: «Суть метафоры – это понимание и переживание сущности (thing) одного вида в терминах сущности другого вида» (Джордж Лакофф, Марк Джонсон. Метафоры, которыми мы живем. М., 2008).

А что если мы понимаем и переживаем сущность одного вида в терминах сущности этого же самого вида? Это значит, что мы не совершаем метафорической проекции, то есть употребляем слова в их прямом значении. Это и есть нулевая метафора – искомая нами фора.
Проще говоря, мы видим человека по имени Симон и говорим: «Симон». Это фора.
Мы видим человека по имени Симон и говорим: «Камень» («Петр», Кифа»). Это метафора.

А как же быть с метаметафорой?

8. Дефиниция N-метафоры

Итак, метафора возникает тогда, когда мы структурируем цель по образу источника. Метафора – это двухэлементное множество {источник, цель}.

Получим путем проекции какую-нибудь метафору. Теперь у нас появляются две возможности. Мы можем взять получившуюся метафору в качестве цели или источника метафоры второго порядка. Это и есть метаметафора.

Если мы структурируем какую-нибудь другую цель (цель второго порядка) по образу какой-нибудь метафорической сущности, это метаметафора, описываемая кортежем {источник, цель1, цель2}.

Если мы структурируем какую-нибудь метафорическую сущность по образу какого-то другого источника (источника второго порядка), то это метаметафора, описываемая кортежем {источник2, источник1, цель}.

Теперь мы можем дать когнитивные определения нашим терминам.

Df. Фора (нулевая метафора, 0-метафора, метафора нулевого порядка) – это понимание, переживание и описание сущности данного рода как сущности именно данного рода.

Df. Метафора (1-метафора, метафора первого порядка) – это понимание, переживание и описание сущности данного рода в терминах сущности другого рода (метафорическая проекция).

Df. Метаметафора (2-метафора, метафора второго порядка) – результат метафорической проекции, в которой источник или цель является 1-метафорой.

Df. 3-метафора (метафора третьего порядка) – результат метафорической проекции, в которой либо 1) источник или цель является метафорой второго порядка, то есть метаметафорой, либо 2) и источник, и цель являются 1-метафорами.
……
Df. N-метафора (метафора N-порядка) – результат метафорической проекции, в которой источник является K-метафорой, а цель – L-метафорой, так что K+L+1=N.
То есть N-метафора наследует сложность источника и цели, а единицу добавляет процесс метафорической проекции.
……
Итак, лестница Кедрова имеет бесконечное число ступеней, равномощное натуральному ряду.

9. Примеры

Примеры мы возьмем не из творчества Кедрова, а из книги его ученика – великого русского писателя Егора Радова (1962–2009).

Вот типичное предложение из романа Радова «Змеесос»: «Яковлев медовой обоймой вседозволенности расцветал перед другом, лицезрея последние успехи сияющей льдом дороги жизни».

«Яковлев», «друг», «жизнь» – форы.

«Медовая обойма», «обойма вседозволенности», «Яковлев расцветал», «лицезреть успехи», «успехи дороги», «дороги жизни» – метафоры.

«Медовая обойма вседозволенности», «успехи дороги жизни», «Яковлев расцветал медовой обоймой», «Яковлев расцветал обоймой вседозволенности» – метаметафоры.

«Яковлев расцветал медовой обоймой вседозволенности», «успехи сияющей льдом дороги жизни» – 3-метафоры, или метафоры третьего порядка.

«Лицезреть последние успехи сияющей льдом дороги жизни» – 4-метафора, или метафора четвертого порядка.

10. Заключение

Прошло примерно 30 лет с момента появления термина «метаметафора». Пожалуй, редко какой концепт подвергался такому тотальному осмеянию. Но оказалось, что введение этого термина представляло собой важный шаг на пути обобщения теории метафоры, а его коробящая форма содержала в себе важные подсказки.

Даже если бы оказалось, что построить когнитивную теорию метаметафоры невозможно, все равно открытие нового проблемного поля представляет собой несомненную заслугу Константина Кедрова. Обобщение теории метафоры – это задача, которая стоит перед новым поколением исследователей.

Наше исследование показывает, что теоретические построения крупных поэтов заслуживают пристального внимания, сколь бы абсурдными, некомпетентными, туманными они поначалу ни казались. Поэт движим творческой интуицией, которая ведет его к сокровищам, неведомым ему самому. А нам остается лишь наклониться и подобрать.

Михаил Бойко



3 коментарів

avatar
великолепная статья.
спасибо.
avatar
А, на сколько большего внимания заслуживают не теоретические построения, а практическое применение! Слов нет )) Жаль, что одно с другим стыкуется... Не стыкуется )))
avatar
Да, прикольный матерьличик. Аж хотца стишок мета-мата-ментафорический написать и Кедрову посвятить. Но это пока мета-метаодуванчистая тайна.... smile

Залишити коментар

avatar