24 Вересня 2022, 19:14 | Реєстрація | Вхід

Вірші Тараса Єфіменка в перекладах Дар’ї Суховєй

29 Червня 2017 | Категорія: «Переклади укр/рос» | Переклад: Дар’я Суховєй | Перегляди: 1057


Тарас Єфіменко (поетичний псевдонім  Юхим)  поет, журналіст, музикант-експериментатор. Лауреат премії «Нові імена України». Автор поетичних збірок «Рожеві крила», «Пакован» (2009) та «Ракєта» (2014). Учасник музичних гуртів «Електровантуз» і «L’eau».


Робота частково виконана на резиденції для поетів і перекладачів «Literature Without Borders» (Озолнієкі, Латвія)

* * *

ангелы на небесах попса
поверьте на́ слово мне
солнце льёт сперму в мокрые небеса
а ангелы заебали плакатами на стене

ангелы на аватарках попса
хоть и стучатся часом кому-то в аську
крылья у них огромны как паруса
и могут смахнуть с души сетевую маску

ангелы вынимают фильтры из сигарет
находят в киевской ночи́ себе пару
в магазине «молоко» пол-литра берут
бухают и курят траву под гитару

масоны рисуют ангелов на иконах
алчно дрочат на тело распятого трупа
а я вот вчера держал ангела в ладонях
и почему-то истиной мне ожгло руки

не верьте мне я влюблён и нажрался
и может неправильно записал
но я почти уже богом поклялся
ангелы на небесах попса



* * *

небеснобелокожая жена
местами из ран живые нитки алеют
и оставляют на бледном теле холста
желтые потёки
око
её спицами воткнуто в лоно
на спицы тонкими узелками
подвязаны слегка подсохшие вены
другой их конец
держит во рту неповторимая
теплая
и родная

руками обнимает
плотно прижимает
к спине кокон
уютный

с запахом мяты хлеба
полыни
и дома

она повисла в воздухе
словно святая
а нищие глазами и ртами
будто священную манну ловят
животворную слизь

что мироточит
сверху



* * *

дёргает небо за нитки мечту
и в висок горгоною
психоделическое тук-тук
словно лобзанье с иконою
ты не бывал за кулисами снов
вот и спрятался в шлеме так радуйся
что истины нет среди тысячи слов
если ты с верой играешься



* * *

пусти заночевать,
вишневый садик мой

Т. Ш.

Ведь это мой
последний в жизни вечер

А. И.

заговори меня
             заговори меня однажды спозаранку
тыквяным ароматом зашепчи
заговори меня как вышиванку
слезою девица закончила в ночи
задуй задуй меня как ранку на коленке
как если дует на свечу черница
коснись меня как будто на полянке
пчела на полевой цветок садится
взмечтай меня как каравеллу в пене
как виноград мечтает про тепло
и голос долго рвут ветра осенние
как будто яблоко под деревом сгнило́
любимая пусти заночевать меня
когда во все ветра трубит зима
когда во рту горят снега горячие
и птицы улетели за туман



* * *

струйками самогона стекают с окна
твои вчерашние реснички

губы твои
оттягивать
до небес
и рассматривать каждую жилку

может так найду
без карты
путь к тебе

в твоё детство

где ты впервые
заговорила

я просто сидел
под самогонным дождём
пытаясь языком
догнать улитку на твоей шее

алой краской изляпанная
кусочком сала натирала сапожки

на асфальте каштаном
рисуя
бритых обезьян

папа
мама

солнышко

в крапинку

детские
трусики

отрезанные
косички
с бантиком
на качелях

отрезанные
детские
ножки

отрезанная
незапятнанная
совесть

и первый
поцелуй
в кукурузе

отрезанные
от тебя
воспоминания
мои

теперь

просматриваю
вспоминаю
твоими глазами

может так найду

без карты

путь к тебе

в твое детство



* * *

Когда птица-кровь прилетит на ресницы
Спросишь меня не вчера ли
И обгоревшими крыльями
                 журавли затанцуют в зрачке
Спросишь меня не вчера ли
Пробежишься по беременным воспоминаниям
И станет тебе легко как китайцу
Размножаться и разбегаться по моей коже
А я спрошу у себя
Кто я сегодня



* * *

он умеет переключать станц ию
ию ль ав густ тябрь синь
синь ёре выпал яд
вот это я запас для вас
для масс стиши
маску для she
ши зоид радости на глаз
глазунью раскалённой меди
поеду в горы там свежо
режут реки зем лю
лю блю смотреть как в масло нож
ножовка в прошлое но гами
ори гами для синицы в не бо
бо ль крыльев подле
петля
я сам
сон рос
раз в раз
рез в рез
точь в точь
ночь в ночь
чёт счёт
юны очи
он её
пророчит взглядом
ай лаф ин ю
ю ни фал ай
не забивай в меня гвоздь
не забивай



* * *

Исход
Поход
и О
биход
аз
есмь
в любом
наобум
индивиде
в виде
души абрикосовой
матросу матросово
кесарю кесарево
по плоти мы колёсами
катимся к книге
где напишем всё про религию
и дыры залатаем спасением
горчичное семя
сквозь камень прорастает
и души обвивает
есть
говядоволя
арестовера
денежнадежда

новые
ямы
роем

мечтами

я не ис
тлею
налью

онли
ю



* * *

омела заколосилась
пальцы ног оттаяли от земли
вот такую весною картину
я б подвесил на усья Дали
пальцы рук растают в батонах
моль заснула присев на глину
в зоопарке людей и тритонов
рассмотрели...

слёзы мака и
грусть вздувает затылок бутоном
не развращайтесь
раз на вас не глазеют тритоны
утр бутоны озона обрящут
и по лысине глобуса хлещут
каждой пятнице как робинзоны
благо дарим...



* * *

кратеролюками
ноги влюблённо по вишням ступают
нежными внуками
звёзды стихи в капюшон насыпают
огненноцветами
жар-поцелуями прянут гитары
сердцепакетами
ночь обтелесила все тротуары



* * *

серд
це
перетекает
в солн
це
когда
в затылок
глядятся
те лица
не видишь
и мнятся
шах
мат
рица
лица
жарко
когда
дождь
по глазам
и не знаешь
кого
успокоить
себя
или
дождями
дожали
к пропасти
в ладони
из лона в лоно
выбираем
птах
слух
ах
ух
в диван
как спичка
в лужу
порция дыма
порция дамы
порция дома
терция
вот ты и я
и неба
надоба



* * *

я слышу внутреннее солнце диктофона
моцарт ещё творит в одиночестве
пока ты давишь плэй на огонёк
сиренами врываешься в затемнение
всех циферблатов спичек и сигарет
затемнение городских часов в киеве
листок бумаги это воздух ночи
зелёное зеро карандаша на рулетке
по ногтю едет совесть как автобус
прощанье это только victim встреч
в чане никотинных молчаний
на грани паутинной злости
ты идешь по своей балюстраде
не медля



* * *

сегодня ночью на московской площади
вакуумная тишь
между пластами бетона
вязкими конфетами
поналипли авто
в которых насилуют невинных мальчиков
и слушают радио шансон
больше не мать городов русских
зыркает миллионами бельм
гопники пиздят хакеров
эмо прокалывают языки
и лишь опухшие рожи
строителей скульптурно
шествуют через годы
лица их неизменны
разбухли как хлеб в молоке
куда добавлено немного синих
чернил
нечто среднее
между негром
дауном
китайцем
и верхним ля
пятидневного
мертвеца
в лужах отражения
путаются
перемешиваются в одно
разливая в каждую
голову
мои представления о жизни
с привкусом
мочи больного пса
и ночных новостей
от савика шустера



* * *

бог это псина
породы спасателей видимо сенбернар
и охранять тоже умеет
потому их и держат в сёлах
ведь для бога нужно много места
и времени
в городе кто-нибудь даже в хрущёвке
заводит такого телёнка
и все крутят у виска
и говорят что в сектах собачников
можно было бы взять пса и поменьше
и ещё чтобы у него
не текла бы из пасти слюна
но ты не обращаешь внимания
ты заглядываешь в его тёплые очи
ныряешь туда с головой
ты счастливый
не всякий способен себя ощутить
такой охуевшей амфибией
год из зе дог
блядь, меня может быть
сожгли бы во времена инквизиции
сорянушки чувак, но бог это псина
и блохами по нему скачем мы
каждая пытается
пристроиться ближе к ушам
или половым органам
так легче присосаться к истине
кое-кто верит что это индульгенция
типа теплее
живется
я стремлюсь не заебать его
поэтому живу рядом на коврике
и крови прошу как у брата
только прожиточный минимум
он меня уважает
и никогда не считает
меня нахлебником
он бог и ему не зазорно
иметь в друзьях блоху
сам мне признался
облизывая свою
продырявленную лапу
говорит - вот мой хозяин
думает что я его вещь
знаешь я ж бог
поэтому мне похуй
пускай себе так думает
да и мне блохе тогда
сильно в это поверилось
я изнемогал
и поэтому попросил
у него свою очередную дозу
и он достал для отсоса
свой волосатый фак
я выпил крови и пошёл спать
радостный и довольный
потому что не у каждой
букашки
в друзьях
есть такой родной
собачилло



* * *

обрастая хлопковой кожей
мы поляжем пылью на грушах

заградило душу рогожей
желтовоским лоном присушит

пылкость губ дождём профалуем
голым голосом вышьем трубки

на молочный месяц подуем
он и выльется пенкою в руки



* * *

я ощущаю себя минотавриком
в лабиринте чужой неудачи
шапкой хватаю звёздные яблоки
дам друзьям вкусные и горячие
я ощущаю себя под наркозом
а вот и скальпель слёз-стажёров
они из меня ледяную прозу
сливают в узкие донья фужеров
я влюблён не в цветочницу а в цветы
молюсь не Богу а золоту икон
только вот на окно средь ночной темноты
прилетает стихом угощаться конь
в небо курят усталые фабрики
с первой сигаретой заспанный я
чувствую вновь себя минотавриком
что делать - у каждого доля своя



* * *

гляжу на твои губы очи
и чувствую себя в твоей утробе
кричу оттуда дрыгая ножками
дёргая по-матросски
за канатики пуповин
футболистом будет скажешь ты
а мне оттуда всё слышно
вот наивная думаю я
медитирую там
на темы смысла секса и скепсиса
прозябания на этом свете
слыша как звенит твое сердце
мне в темя
по жилам
растекаются твои эритроциты
слушаю музыку которую для тебя кто-то играет
на клавесине



* * *

Сегодня снова, ложась спать,
Ощутил на лопатках розовые крылья.
Прижми ухо к моему сердцу
И теплыми глазами послушай,
Как рыбы целуют стенки аквариума.
Восторженно-сонетно,
Как влюблённые комары, они купаются в меду,
Складывают губы в трубочку,
Слизывают жир с чужих тарелок.
Меж тем ветер уносит прочь
Мечту юной скрипачки.



* * *

На губах росистое послевкусие,
Очарованное, словно котёнок горячим носом
Ищет молоко,
Счастливо-свежее, словно туман.
Я чувствую,
как влажность целует мои лёгкие.
Знай, за рутой я не пойду, я полечу
Лепестком цветка акации,
Что взмахивает
Своей размётанной медлительностью,
Прокукушенной ароматом горных глаз.
Свободный вздох. Затепленность. Грусть.
Рассвет, а перышки фламинго
Летят на землю розовой легкостью,
Сонно моргают и говорят: «Спасибо»



* * *

любимая хочу барать бороться вдуть
взыграть поддать подрать пропечь
перепихнуться утомить и пожалеть
отжарить
опалить
уперчить
упороться
встегнуться
и приехать
заделать обкончаться
свершиться оторваться
натянуть
твои ворота люсю и манду
империю
роскошницу
дырищу
своим бруском
корягою
эклером
другом-хером
шишкою
люблю тебя любимая



* * *

Тоническая грусть уходит прочь пушисто,
Вот собеседуется с морем как монисто
Вот и принебится с мечтою соразмерно,
А вот и подобстуженно удаляется.
Здесь всё распульцовано словно капканом,
Переплетаемо лучиком рваным.
Так пульсосердно и сомнамбулически,
Импрессионистически...



* * *

Моль лезет по плинтусу комнатным жлобиком,
Пудрёными лапками мрачно цветочится,
Салатится-мнётся хтоническим лобиком:
Пушистополосо зажукаться просится.
Ей утром летать возмечталось восторженно,
Прозрачнохрустящими крыльями хлюпать,
Скатёродорогой порывистой ложечкой
Добытого мёда в бочонок надрюпать.



* * *

Серенады
запели грибы-псилоцибы
Канонады
стрельнули паутинкою в муху
Ноги
вязнут в иле как снулые рыбы
Доги
тоже имеют брутьев по духу
Ты произвольный
как вздохи-охи трёх ницше из банки
Самодовольны
все они но лишь один не обманка 
Наблюдаешь
суть кофейной гущи на чайном блюдце
Сочетаешь 
грезы романтика и верх занудства
И пантерой
падаешь на маугли с огнями в пальцах
Как химера
дремлет рассеянный взгляд страдальца



* * *

Люблю рубить дрова в одиночестве
Пропахнуть потом и вдохновением
Не нужно ни гордости ни заботы
Когда есть топор дерево и Бог
Колотит сердце кнутом по венам
И ночи и очи стали фотографиями
Вещают то гомоном то тишиной
Дрова-пророки и благодать железа
И в темя твое сверху что-то ныряет
Неспешно и тихо как слеза на пашню
И раем называет привычные вещи
Люблю когда меня зарубает одиночество


* * *

вЗGоношу смерть
распну свободу
постебусь над теми
кто научился умирать
кто разучился быть рабом
подчинения
заберу у вас последнюю цитадель
пьянящий аромат одиночества
и уверенности в том что стоит жить


бог

Переклад з української  Дар’я Суховєй. Куратор та редактор розділу  Дмитро Кузьмін.


Дар’я Суховєй  поетка, філологиня, літературна критикиня. Випускниця філологічного факультету Санкт-Петербурзького університету, кандидатка філологічних наук. З 1999 року веде в інтернеті «Санкт-Петербурзький літературний гід» - розклад літературних подій в Санкт-Петербурзі. З 2001 р проводить щорічний Травневий фестиваль нових поетів, з 2011 р фестиваль «Авант».

Публікувалася в журналах «Новое литературное обозрение», «Арион», «Октябрь», «Дети Ра», «Воздух» і ін. Як літературна критикиня є авторкою статей про творчість таких авторів, як Генріх Сапгир, Михайло Єрьомін, Анна Альчук, Галі-Дана Зінгер. Вірші друкувалися в журналах «Воздух», «Дети Ра», «Крещатик», «Интерпоэзия», «Зинзивер».

Бібліографія: «АВТОМ» (СПб., 1997), «Стихи конца апреля» (СПб., 1997), «Каталог случайных записей» (М.: АРГО-РИСК, 2001), «Потома не будет» (СПб.: Своё издательство, 2013), Серия «Внезапно стихи», вып. 7, «Балтийское море» (М.: Книжное обозрение (АРГО-РИСК), 2014) — Книжковий проект журналу «Воздух», вип. 67.

0 коментарів

Залишити коментар

avatar