Ігор Лапинський «Кровавый цветок Майдана» | Публікації | Litcentr
26 Травня 2018, 14:28 | Реєстрація | Вхід

Ігор Лапинський «Кровавый цветок Майдана»

Дата публікації: 28 Квітня 2018 о 15:05 | Категорія: «Поезія» | Перегляди: 231 | Коментарів: 0
Автор: Ігор Лапинський (Всі публікації автора)| Редактор: Дмитро Авер'янов | Зображення: www.thevintagenews.com


Ігор Леонтійович Лапинський (29.06.1944) – поет, журналіст, музикознавець. Дитинство пройшло у Варшаві, юність в українському місті Вінниця, де, з товаришами (А. Ключів, Е. Аптекман, А. Філін), в 1962 р створив групу поетів «Вінницькі марфути (марксисти-футуристи)». Група випустила самвидавчий журнал «Інфаркт міокарда» і була нещадно розгромлена КДБ. Як наслідок – рекомендація вищезазначених органів не займатися діяльністю в галузі художньої літератури. У 1964 р І. Лапінський вступає до Київської консерваторії, яку закінчує в 1969 р

Працював викладачем Вінницького педінституту, музичним редактором (радіо, телебачення), літературним редактором на кіностудії ім. О. Довженка. Автор поетичних книг: «Огни Святого Эльма» (СПб., 1992 р), «LUDI» (Київ, 2000), «Утро бессонных крыш» (Київ, 2002 рік),  «З невидимого космосу» (Київ, 2005 року), «Избранное» (Київ, 2009 р), а також книги для дітей «Дотепно і незвично про інструмент музичний».

Автор понад 100 поетичних публікацій в літературних журналах, альманахах, антологіях. Серед них них: «Дружба народов», «Огонёк», «Знамя», антологія «Освобождённый Улисс», «Антологія російського верлібру» (Москва), «Звезда Востока» (Ташкент), «Черновик» (Нью-Йорк), «Часы», «Митин журнал», «Эксцентр-эксклибрис» (Санкт-Петербург), «COLLEGIUM» , «Соты», «Граффити», «Самватас», антологія «Каштановий дом» (Київ), «Многоточие» (Донецьк), «Новые облака» (Таллінн), «Атлантик Рев'ю» (Нью-Йорк) тощо.

Лауреат літературних премій: «Планета поета» імені Леоніда Вишеславського (Київ, 2007), Міжнародної премії імені Арсенія та Андрія Тарковських (Москва-Київ, 2010 р). Живе в Києві. В літературних союзах, асоціаціях та інших подібних об'єднаннях не перебуває й не перебував.



«Кровавый цветок Майдана»

Алексею Новикову

Кровавый цветок Майдана
отцвёл, и лепестки
осыпались давно.

Отдельно лепестки чести,
отдельно лепестки совести
осыпались давно. 

Пыль, пыль, пыль, - сколько той пыли носят ветра!
Пыль микроспор лжи,
когтистых микроспор корысти
носят ветра, носят ветра,
и запыляют глаза всем.
Всем запыляют глаза.

Слёзы матерей, слёзы матерей –
единственное,
чистое,
что в нашем мире осталось.

3 сентября 2017 г.


ПИНИИ РАВЕННЫ

Шёл Данте
по пустой Флоренции.
По улицам тихим как вата в вате, по площадям беззвучным как смерть,
завёрнутая в смерть.
Пулены без бубенчиков, без колокольчиков, без каблуков ступали
неслышно по булыжникам квадратным, округлым и треугольным.

Камни самые разные: синий мрамор, тут же обгоревший гранит,
а рядом порфир огнеалый, игольчатый кварц, затем огромный рубин.
Призраки Рая без света.
Ватные камни без эха.

Шёл Данте
по «скорбному лесу – Флоренции».
И были не ночь и не день, не закат, не рассвет, молчала Вселенная,
потому что она всегда молчит, не удостаивая…
И вдруг Вселенная, молча, говорит:
- Даю тебе право,
даю тебе слово,
Дуранте дельи Алигьери,
скажи его, гордец, скажи.

Но слово не шло, - ведь камни в горле, пусть даже бесценные, пусть даже
сверкающий лал!
Спеклось это всё мириадом обид.
Вот площадь Синьόрии –
здесь, 
на костре из грязных поленьев
хотели его сжечь живьём.

- Прочь, прочь из этого города, прочь!
Скользя по льду то ли плевков, то ли слёз,
кои замёрзли в могильном хладе Вселенной,
иду туда, где вместо костра, огнезарный сирокко
сжигает окалины -
чёрные дольки души.
Где огнезарный сирокко
размашисто треплет пиний кущи, -
шумящих зонтов плотный свод.

Там буду я биться башкой об стволы голые
безразлично шумящих пиний,
выколачивая с адским трудом
каждое слово
Рая чуть видимого, чуть зримого Рая
в прорехах листвы безразличной,
в синих прорехах сени небесной,
сини небесной чуть зримый, чуть слышимый:
«Осанна!.., Осанна!…» - заоблачный нежный шум.

22 июля 2017 г.
----------------------------------------------
Ла́л или лалл, а также ла́лик — устаревшее собирательное название для большинства драгоценных камней красного или кроваво-красного цвета: в основном, красной шпинели, рубина, граната или красного турмалина.


ЭКСКАЛИБУР

Ты врос в камень
и пьёшь кровь
сто лет
и тысячу лет с хвостиком
сосёшь кровь -
Кáледвулх, Кáлибурн, Кáлибурнус.

Взявшись за руки,
я пятилетний и я семидесяти трёхлетний
очень коряво и медленно, как одышка столетий
поднимаемся,
всё поднимаемся, к тебе
меч-камень
Кáледвулх, Кáлибурн, Кáлибурнус.

А кровь всё течёт и течёт и обмывает нам ноги,
и листики порея, и подорожника блеклые цветки.
Течёт и течёт как жидкий пепел небес,
как алая ртуть, как пауза палача
течёт эта кровь и обмывает наши шажки.

А вот и лужица, но как тускло
как тускло отражается в ней солнце, почти никак,
и невозможно знать – 
скольких миллионов эта кровь,
и сколько их будет опять.

- Дедушка, дедушка, я пить хочу!
- Потерпи, малец, потерпи, скоро увидим, скоро придём.

В раскалённый как вспышка Хиросимы полдень,
увязая в гальке и в жизни начале и в жизни конце,
дедушка, он же и внук,
доколупали шажками пчелиными,
дотерпели до тебя, наконец- то,
Кáлибурн, Кáлибурнус Кáледвулх.

Рыжее глазное яблоко
плешивое, в коросте лишайников,
а из зрачка торчит меч –
именно этот меч, блестящий, тысячелетний: 
слезает, осыпается ржавчина
и добавляет наросты лишайников.
А меч звенит от солнца,
а меч кроваво поёт.

- Дедушка, можно попить этой красной водички?
- Зачем тебе кровь, малец, не пил я её никогда.
Кроме крови растений, кроме крови стихов, кроме крови бушующих 
скрипок.
Глазами, ушами и даром воображения я пью эту кровь, я ею питаюсь:
смотри, видишь, - там водопад забвенья, и я уже в ладонях воду несу тебе, пей, чтобы я забыл себя и, в то же время, помнил тебя, чтобы Яты прожил иную жизнь.

Слушай, ласточка горная, уронившая дальнее перо, скажи мнé-нам:
зачем мнé-нам меч этот сверкающий ржавой кровью, зачем?
Этот символ чести в мире без чести, зачем он  мнé-нам, зачем?
В мире, где правые всё равно не правы, а равные всё равно не равны.
Уходим отсюда в прошло-будущее,
Уходим, уходим, уходим.
Безвозвратно уходим отсюда,
в прощло-будущее –
туда где тень.
Где тень меча и тень креста 
кровотекущие
спеклись воедино в облако заката
над горизонтом
реющее
едва, едва…

----------------------------------------------
Название меча короля Артура Экскáлибур (Эскáлибур) по-видимому происходит от валлийского Кáледвулх (валл. Caledfwlch), в котором скомбинированы элементы caled («битва») и bwlch («нарушать целостность», «разрывать»).


СТИХИ О ПРЕКРАСНОЙ ДАМЕ

Скайскрайперы – первый, второй,
десятый, надцатый, и так, до дурной бесконечности.
И вот, получай каторгу, – бродить между них восхищённо,
и восхищённо вынюхивать всё и вся среди них.
Третий, четвёртый, двадцать первый, двадцать второй, тридцать
надцатый 
скайскракйпер.

Сие – по прямым улицам, сие - среди маркетов и супермаркетов,
мигающих одним и тем же,
мигающих одним и тем же.

Шопинговать, грузить, тащить сверх силы, на четвереньках, до
опупения, до усрачки,
потому что хочется, хочется, хочется!
Тащить, тащить, цепляя рогами бигборды, -
а глаза слезятся, слепни их окружили, ползают, жалят, поют:
«мы тренды, мы бренды, мы тренды, мы бренды, 
мобильный эква́йринг! Мобильный эква́йринг! Эква́йринг, эквайринг, эквакйринг, эквайринг!!!
Стеганая одежда: пальто, куртки, жакеты, пуховики, контрастная
стежка, стеганые юбки Ermanno Scervino, бюстгальтер балконет, трусики бразилиана, кружевной бралет без косточек, трусики слип, трусики слип пикассо, мобильный эква́йринг! Мобильный эква́йринг, эква́йринг, эква́йринг!

Скайскрайперы – один, второй,
десятый, надцатый, и так, до дурной бесконечности.

Заваливать дом вещами – ещё, ещё и ещё!
И сколько же писалось об этом!, и чем больше пишется, тем больше 
хочется.
Тащить сверх меры, тащить сверх силы.
Задыхаясь, умирая, тащить сверх силы

вериги, железы, цепи, колодки, кандалы,
потому что хочется, хочется, хочется!

О, я буду обнимать и целовать эти  бигборды!
О, я буду обнимать и целовать эти витрины!
О, недоступный Bugatti Veyron, Bugatti Veyron, Bugatti Veyron!¹
Я побегу за тобой на край света!
В Автомекку побегу, побегу за тобой!

... и,
вот
он
сидит.

Мужчина моей жизни сидит.
на гнилой автопокрышке в трещинах
сидит.
- Здесь Автомекка, -
он говорит. -
Видишь, костёрчик горит?
Видишь, банка на нём
греется и не чадит.
Это гамбургер греется -
полная банка
говядины
греется.
Её подарил мне Аллах.
Он  открыл эту банку, Аллах,
а затем бросил вон, в тот мусорный бак.
Целую банку говядины - гамбургер за сорок пять баксов
подарил мне Аллах.
О, Аллах, милостивый Аллах.

Где ты так долго была, любимая?
Я искал тебя, везде и повсюду, искал я тебя.
Я искал тебя у маховика сцепления альфа ромео,
я искал тебя в коробке передач феррари,
в полиуретановом сайлентблоке мерседеса бэнц искал я тебя.
Искал тебя за дросселльной заслонкой лэнд ровера (она ещё не
поржавела ничуть),
и в карданной коробке мазератти искал я тебя.

Любимая! Здесь Автомекка, здесь есть всё!
Вот, видишь, ауди, ламборджини и порш!
Ешь гамбургер, любимая, ешь.

- Спасибо, я сытая, ешь сам,
сам
ешь...

- Бентли, ролл-ройс, бмв,
ситроен, форд-мустанг и пежо,
ягуар, додж и фиат,
хонда, мазда, тойота, хундай,
и ниссан, и ролл-ройс и рено!
А вот, видишь, бугатти вейрон, бугатти-вейрон!
Смятый в лепёшку, ну и что ?
Автомекка, вот она - Автомекка, 
её охраняет Аллах,
а  поэтому
здесь 
ЕСТЬ
ВСЁ!

Куда ты уходишь, любимая?
Постой, постой, останься!
Видишь: джип Knight двухтысячного  года.
Сиденья обиты натуральной кожей, она совсем не гнилая, на них можно
спать.
В этом джипе двухтысячного  года можно жить!
Останься, мы сделаем воблерá, будем делать блистер-упаковки,
диспенсерá и джумби будем делать,
будем вместе проводить кросс-промоушн,
а главное: мобильный эква́йринг! Мобильный эква́йринг, эква́йринг, эква́йринг!

Скайскрайперы – первый, второй, надцатый.
Закат чёрной полосой скользит по ним вниз, вниз, вниз.
Вспыхивают тут же огни, - пятнадцать минут, и город весь сверкает
огнями,
ослепляет огнями.

В Автомекке кромешная темень.
Два-три костерка горят.

10 сентября 2017 г.
----------------------------------------------
¹ - Бугатти вейрон – самый дорогой автомобиль 2017 г. (2 млн. 600 тыс. $). 
Значения всех остальных непонятных слов и выражений доступны лишь высокооплачиваемым труженикам рекламного бизнеса.


0 коментів

Залишити коментар

avatar