Михаил Ерёмин. "Созерцать застекленные воды" | Публікації | Litcentr
14 Грудня 2018, 11:09 | Реєстрація | Вхід

Михаил Ерёмин. "Созерцать застекленные воды"

Дата публікації: 08 Грудня 2013 о 11:28 | Категорія: «Читальный зал» | Перегляди: 1932 | Коментарів: 0
Автор: Читальный зал (Всі публікації автора)

Михаил Ерёмин родился 1 мая 1936 года.

Входил в состав одной из первых неформальных литературных групп конца 50-х – «УВЕК» (первые буквы фамилий участников: Уфлянд-Виноградов-Ерёмин-Кулле), называемой также в последствии Филологической школой. Окончил филологический факультет Ленинградского университета. Автор шести книг с одинаковыми названиями – «Стихотворения». Лауреат премии Андрея Белого 1998 года. 

Тексты Еремина - точно окна в самые сути вещей, но ясность изображения будет зависеть от готовности самого читателя воспринимать увиденное. Потрясающая плотность мысли в стихах только подтверждает одно из качеств поэзии - служить наиболее ёмким способом передачи информации. Поэзия, казалось бы, прошлого столетия, по-прежнему невероятно современна и актуальна.



«Еремин действительно один из самых закрытых и "трудных авторов”. Некоторые его вещи можно с первого взгляда принять за намеренный шифр. Это, разумеется, не так. Первые стихи Еремина почти прозрачны. Но с годами автор все глубже погружается в свое исследование, привлекая для записи выводов те языки, на которых выводы формулируются короче и точнее: латынь, хинди, иероглифическое письмо, азбука флагов, химические и математические формулы (список можно продолжить)».
Михаил Айзенберг. Литература за одним столом, Литературное обозрение, 1997

«Случай Ерёмина уникален тем, что поэт нагружает отпущенное ему строковое пространство максимальным объёмом информации. Компрессия смыслов достигается разными средствами — и усложнённым синтаксисом, и привлечением нехарактерной для лирики узкоспециальной научной терминологии, играми с корневыми созвучиями других языков, использованием иероглифов, макаронизмов, математических формул и цитации».
Олег Рогов, Рецензия на книгу стихов Михаила Еремина «Стихотворения. Кн. 4»  

«Сверхгерметичный, по общему мнению, Михаил Еремин …, автор сконцентрированных в восьмистишии поэтическо-философских трактатов, также, пожалуй, содержит в своем методе своего рода двуполюсность, внутреннее опровержение собственных посылок».
Данила Давыдов. Школа, избегающая дефиниций."Филологическая школа” Тексты. Воспоминания. Библиография. Составители Виктор Куллэ, Владимир Уфлянд.



***

Жук, возносимый призрачными волнами,
Желудки растений на коленях валунов,
Тундра, не тронутая тропами,
Возникают по ту сторону крыльца.
Плавают неживые окуни и караси
В аквариумных постройках икон.
Красивый отрок, словно лампу керосиновую,
В ладонях вносит в дом окно.

1960

***

Поселок (В сумерках туман подобен
Прасубстантиву: наблюдатель – "... пред
Святым Его Евангелием и животворящим
Крестом..." – становится свидетелем аблактировки
Инфинитива и супина.) сходство
С полузатопленным челном и средним членом
Сравненья мускулов стрижа с пружиною зажима,
Забытого на бельевой веревке, обретает.

1977

***

Перемещеньем облака разъятые двустволки:
Кондовые тела – над ними птичья плавь,
Мяндовые фантомы – в них паренье рыб.
Пчелиный пляс на аэроплече
В трех плоскостях запущенных качелей.
Под сводом флогистонной кладки
Его возлюбленные твари:
Озеро, роща, рой.

1978

***

И. С-й

Сомкнула веки. Не вступать, а погружаться
В сокрытый ими сад. Деревья –
Еще не алфавит, уже не древние аллеи текста.
Любовь – еще вторая изгородь. Движение –
Уже не ноша, но еще не ниша.

Не словом открывают губы
Лучистый взгляд жемчужин
Над моим лицом.

1978

***

Одной из сосен был над заводью зеркальной,
Где в щучий бок вонзается багром
Засохший сук (Его обломит ветер
Лишь будущей весной.), замшелый ствол
Над замшевой от ряски лужей.
Пока еще здесь рыба и зверье –
Бог/р.* Числитель Он, а знаменатель –
Его, Ему, Им и о Нем.

1978
* [Бо гэ дробь эр.]

***

И странствовал,
Совсем как тот, чье бытие – не чаша ли
Той трещины,
Прозрачный волосок которой
От сотворения в каолинит заложен
Единственным свидетелем того,
Что видится нам в гефсиманской тишине
Под сводом сада.

1981

***

В глазницах по зеленой мыши,
Оскала узок звук, –
Бескоштный особист, шестидесятник
Шестнадцатого века, натянул,
Жилое место по железу опознав, невещный повод
И отпустил (По теменные кости конский череп
В росе.), невидим из
(Не вскинуться ни автоматам, ни овчаркам.) бельведеров.

1984

***

Самозванствовать ли? – Ремесло
С государева плеча.
Или циркумцеллионствовать да около? Лучи –
Света ли?
Домовитость – domo vitam –
Стёганая кровля и царь-вратный терминал.
Реотаксис утомителен для
Многоклеточного организма.

1992

***

Нет, не грустить о славных временах
Народных пирожков с начинкой
Из ливера еретиков, – но, скажем, примерять личины
(Напялил, словно маску кости таза,
Изящно позвоночник изогнул –
Подобно хоботу противогаза,
И стал неузнаваем вельзевул.) и
Беседовать о самоценности плацебо.

1992

***

Полночна констелляция,
Пруд – лоно лунно – без морщинки,
И – тени, тени, тени... – акустическое одиночество.
Упругую поверхность возмутить
(Затрепетала спугнутая элодея.),
Припав губами. Жажда –
Извечнее
И приснее воды?

1992

***

Рангоут окна – созерцать застекленные воды,
Из коих явленный,
Три века дрейфующий кеннинг
На диво – проклятья, потопы, осады и бунты –
Остойчив, а розмыть – 
Ну, слава-те, вот и сподобились: ныне, как некогда,
В два клюва, –
Кровавую печень клюет.

1994

***

Стечение (Жгут или узел?) двух
Существ – (Грез? Или тел?) – анжам-
Беман – ований;
И звуковязь:
От пауз в арабеске флексий к немоте;
И трепет как пружина между данностью
(Поверхностью?) и дном;
И судорога – устье (Бифуркация? Исток?).

1995

***

Войти под кров древесных крон (Биоценоз
На третий день Творения?), как в храм,
Понеже лесом осязаемо движение
И видимо кипрейным гарям
И вейниковым вырубкам,
И не у всякого дыхания,
Но у растений –
Не сказано ли? – пренатальный опыт смерти.

1996

Источники:



0 коментів

Залишити коментар

avatar